Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:14 

Abygael
Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Рассказ, написанный на литературной игре, проводимой в рамках клуба "Первоснежник". Суть игры: в шляпе перемешаны отрывочные фразы и словосочетания. Игрок тянет три бумажки наугад и в течение получаса составляет с ними цельное произведение . Менять фразы, кроме как по падежам, нельзя. Мне досталось: "Берендей с балалайкой", "Птицы летают по небу", "Пьяный сосед" :)
Ииии... Наслаждайтесь!

Вулька вышла на площадку перед подъездом и вдохнула предвесенний воздух. Снег лежал плотной хрустящей коркой, искрящейся под солнечными лучами и постепенно чернеющей ближе к дороге. Деревья стояли голые, тонкие, неживые, словно впитали в себя зимние морозы и никак не хотели их отдавать.
Но небо уже сияло тем ярким, пронзительно-синим цветом, какое бывает только в преддверии теплой весны.
Вулька даже расстегнула две пуговицы плотного пальто - так ей это самое тепло почудилось.
Еще раз вдохнув, она прошла к покосившейся лавочке, невольно зацепившись взглядом за отсутствие ворчливых старух. Впрочем, их отсутствие легко объяснялось присутствием еще одного красочного персонажа, которого знал весь двор.
На лавочке, распугивая окружающих плотным, почти физически ощутимым ароматом перегара, сидел пьяный сосед Вульки - могучий, суровый старик Егорыч. Широкоплечий, косматый, с белоснежной бородой, которой позавидовали бы и попы в местной церквушке. В шапке-ушанке, съехавшей набекрень, с распахнутым тулупом, из-под которого виднелась засаленная косоворотка, он был похож на Берендея с балалайкой. То, что инструмент его был вечно расстроен, а деревянный корпус балалайки - надтреснут, Егорычу ничуть не мешало. Напившись - а пил он часто, уходя в запой со вкусом и самоотдачей опытного, бывалого алкоголика - он выходил во двор и "радовал" всех обладателей музыкального слуха проникновенными песнями, чаще всего собственного сочинения.
А надо сказать, обладал Егорыч сочным богатырским басом. И могучий голос его живо сметал со двора всех обитателей местных старых хрущёвок.
Вот и сейчас Егорыч тянул какую-то тоскливую песнь - не то стонал, не то выл, выводя сложно улавливаемую мелодию, жалостливо всхлипывая в перерывах под бренчание несчастной балалайки.
- Что, Егорыч, плохо тебе? - сочувственно спросила Вулька, подойдя к деду с подветренной стороны. - Случилось чего?
- Не, - замотал тот головой, прерываясь, чтобы тут же опять затянуть новую ноту.
- А что, хорошо?
- Хорошо, эх! - согласно крякнул тот и взвыл с новой силой, отчего Вульку, несмотря на ветерок, обдало мощным алкогольным духом. "Песнь" его при этом настолько не вязалась со словами, что девушка неволей усомнилась.
- Что ж хорошего? Я слышала, тебя опять баба Зина выгнала.
- Ох, выгнала! Ведьма она старая, ох, выгналааааааа! - Завыл он пуще прежнего.
- Так чего ж хорошего, дед Егорыч? - терпеливо спросила Вулька, пряча улыбку.
Старик внезапно остро глянул на девчонку, отложив многострадальный инструмент, поднял глаза на небо - и взор его мигом затянуло мечтательной пеленой.
- Птицы по небу летают... Видала? Летают... А люди летать только в любви могут... А любовь, она ведь когда ярче? Весной... Чуешь? - дед вдохнул могучей грудью и снова мечтательно взглянул на небо.
Вулька подняла голову и тоже глубоко вдохнула воздух.
- Чую, Егорыч.
- То-то же, - беззубо улыбнулся дед. - Весной пахнет.

@темы: проза, моя проза, моё

URL
Комментарии
2015-06-15 в 22:41 

Selirt
Я бы такое за полчаса не написал точно :) . Молодец! Получился вполне полноценный текст. Оптимистичный))

   

Ода холодному городу

главная