19:44 

Алан 14

Abygael
Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Впрочем, поспать толком не удалось, посреди ночи Алан проснулся от громогласного грохота в дверь. Сл стороны прощадки раздавались крики.
Алан резко сел, туго соображая со сна, бросил короткий взгляд на часы - стрелки показывали пятнадцать минут второго.
На кровати зашевелились потревоженные родители, снова раздались крики, женский голос отчаянно кричал, срываясь на визг:
- Убивают! Помогите! Убива-а-ают!
Алан резко вскочил и, сбросив одеяло, быстро прошел к двери, замок два раза щелкнул, открываясь, тихо звякнула дверная цепочка. Алан распахнул дверь и сощурился от резкого света подъездной лампы.
Барабанившая в дверь полуголая блондинка резко отпрянула и уже через секунду, рыдая, повисла на библиотекаре. Рядом обретался худосочный паренек, с любопытством взирающий на творящуюся сцену.
Дверь же квартиры напротив была распахнута настежь и из нее на Алана надвигался грузный мужчина, одетый в старые трико "Адидас", сжимавший в руке тубус. Обрюзгшее лицо его было искажено яростью, а цвет его можно было сравнить с помидорами.
Девушка набрала воздуха в грудь и изготовилась было выдать новую порцию криков, но Алан, который не очень хорошо видел без очков, и которого ее вопли только раздражали и мешали сосредоточиться, дернулся, стряхивая блондинку с плеча и прикрикнул:
- Тихо!
Голос внешне слабого и худого библиотекаря прозвучал неожиданно властно - девушка моментально заткнулась, спрятавшись у него за спиной и теперь только всхлипывала, тихонько подвывая, как побитая собачонка:
- С-спаси-и-ите...
Мужчина, вылетевший из квартиры остановился, переводя взгляд сначала на парнишку в дальнем углу, затем на блондинку, наконец, его взгляд остановился на Алане, который был выше его самого на голову, да и выглядел куда моложе и привлекательнее. Взгляд снова переместился на блондинку в одном белье и в черепной коробке мужчины, наконец, замкнулась мыслительная цепочка.
- Ах ты ж..! ...! - мужчина грязно выругался и пошел на Саммерса, гневно замахиваясь тубусом - Стерва! Шваль подзаборная! И с этим спуталась?! Да я тебя!!!
Он со всей силы обрушил тубус на "соперника", однако тут же недоуменно вскинул голову - удар не произошел. Тонкая и хилая рука противника оказалась неожиданно сильной - библиотекарь перехватил его запястье и теперь держал его железной хваткой.
- Ах ты ж ...! Пусти, козел! - он попытался вырвать руку, однако безуспешно. Тщедушный противник неожиданно оказался ему не по зубам.
Алан еще сильнее сжал руку, в душе его неожиданно начала подниматься неконтролируемая ярость.
- Поднимать руку на беззащитную женщину может только полное ничтожество! - твердо и четко произнес он, глядя толстяку в глаза. Мужчина сдавленно охнул, испугавшись того, что он увидел в темных глазах тихони-библиотекаря.
Однако блондинка, похоже тоже почувствовала неладное и неожиданно для всех, стоящих на площадке, вступилась за своего обидчика. Снова повиснув на Алане, девушка разразилась безутешными рыданиями, горетстно всхлипывая:
-Мсье! Мсье! Ради Бога, не убивайте! Не убивайте его, мсье! Он не виноват! Клеман, иди домой! Мсье, мой муж просто выпил лишнего, мсье!
Алан встряхнулся, словно сбрасывая красную пелену, которая чуть было не застила ему глаза и удивленно воззрился на рыдающую блондинку. Ситуация складывалась глупее не придумаешь. Впрочем, так часто бывает, милые бранятся - только тешатся. Хотя поднимать руку на женщину - последнее дело. Библиотекарь выпустил руку соседа, как вдруг тот, словно не осознав, что уже свободен от железной хватки, сделал поистине мощый рывок вперед - и в лицо билиотекаря со всей силы впечатался массивный кулак. Не ожидавший удара Алан отлетел назад, чудом не повалив прячущуюся за ним блондиночку. Толстяк с удивлением воззрился на свой кулак - он тоже не ожидал такого эффекта. Парнишка, стоящий в углу и до этого молча наблюдающий за семейной сценой, восторженно присвистнул.
Девушка всплеснула руками, выдохнув отчаянное:
- Клеманчик!!!
Алан же отчаянно моргал на полу - перед глазами все плыло, в ушах противно звенело.
Тут уже на звуки ссоры начал выползать народ - открылась еще одна дверь и на площадку вышел сонный и очень недовольный мужчина, из-за его плеча выглядывала не менее недовольная женщина.
- Эй, что за дела ?! Что тут вообще происходит?!
- Безобразие! - поддакнула женщина.
Скандал нарастал. Клеман опять начал поносить на чем свет стоит свою жену и соседей, те, в свою очередь, не остались в долгу. Тихо всхлипывая и подвывая, блондиночка-француженка помогла Алану подняться.
Открылась вторая дверь, оттуда вышел гориллоподобный мужик и активно включился в словесную перепалку. Правда, последний был мало склонен к словестным дебатам, в его глазах читалось явное желание заехать кому-нибудь по роже. Страсти накалялись, каждый старался перекричать другого, еще немного - семейная ссора супружеской пары могла окончиться всеобщей потасовкой, как вдруг все голоса перекрыла громогласная команда:
- МОЛЧАТЬ!.
Сразу повисла тишина - все замолчали и воззрились на новое действующее лицо.
В дверях стоял, гордо и слегка надменно приподняв голову, Йозеф Саммерс. Притишие соседи настороженно смотрели на строгий профиль, глаза мистера Саммерса-Старшего метали молнии. Он поочередно обвел каждого присутствующего взглядом, от которого хотелось не просто провалиться под землю, но забиться в самую глубокую нору и не выказывать даже кончика носа.
- Идите по домам. Все. Здесь больше не на что смотреть. - он говорил спокойно и тихо, однако что-то в его тоне не давало права ослушаться. Собравшиеся также молча, пряча глаза, засобиралась по квартирам, спать. Очень скоро площадка опустела. Остались только Алан, его отец, блондиночка и подросток, наблюдавший со стороны с самого начала.
Клеман, порастеряв весь свой пыл, удалился в квартиру, бросив злосчастный тубус на площадке.
Тут, словно только сейчас осознав, что она, по сути, в неглиже, блондинка ахнула и сделала попутку закрыться руками. впрочем, помогло это не сильно. Когда ей грозила прямая опасность, она и не думала о том, в чем она выбегает, а теперь Мадам Андриё (как гласила табличка над дверью их квартиры) вся залилась краской и от стыда юркнула в первую попавшуюся дверь, каковой оказалась дверь квартира Алана.
Библиотекарь прислонился к стене и удрученно качнул головой, отчего та сразу же отозвалась болью. Правый глаз уже начал заплывать. Очевидно, это был не его день.
Тем временем его отец, проводив взглядом француженку, скрывшуюся в проеме, снова оглядел площадку и столкнулся глазами пацаненком, все еще стоящим у счетчика в углу.
- А ты чего? - строго нахмурился Йозеф - А ну марш домой! Нечего по ночам шляться!
Парень молча улизнул вниз по лестнице, а мистер Саммерс-Старший перевел взгляд на сына.
Алану было трудно сказать, что было в этом взгляде - одобрение, раздражение, недовольство или наоборот, гордость за сына? Он так и не смог расшифровать этот странный взгляд, а отец уже наклонился и поддержал его за плечо, помогая пройти в квартиру.
Из которой в тот же момент раздался грохот и испуганно-возмущенный вопль Марты.
Впрочем, когда мужчины вошли в зал, все уже разрешилось - миссис Саммерс испугалась и возмутилась одновременно от внезапного появления полуголой незнакомки, а та, испугавшись крика миссис Саммерс, оступилась и, споткнувшись о так не кстати вылезшего котенка, навернулась и упала.

Надо отдать должное Марте, она быстро сориентировалась и разобралась в ситуации, так что теперь Мишель (так звали француженку), в одежде матери Алана сидела на кухне и пила чай, периодически всхлипывая.
Он говорила с едва заметным акцентом, который становился сильнее, когда она волновалась. Пухлые губы ее подрагивали, а голубые глаза смотрели виновато и наполнялись слезами, когда она бросала взгляд на наливающийся синяк вокруг глаза Алана.
В их семье частенько были ссоры, ее муж Клеман, бывало, напивался и постоянно подозревал ее в измене, но никогда еще семейные дрязги не достигали такого размаха.
Марта искренне сопереживала девушке, Йозеф тихонько хмыкал, полагая, что за обвинениями мужа есть немалая доля истины, а Алан удрученно разглядывал свое отражение на поверхности чая. Радовало то, что с завтрашнего дня в школе были каникулы и библиотека закрывалась для посетителей на две недели.
Нет, стыд-то какой! Так позорно пропустить удар! Узнай Андрэ или кто-нибудь из его ребят, точно на смех поднимут! - думал он, качая головой.

@темы: Алан

URL
   

Ода холодному городу

главная