Abygael
Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Алан включал чайник и доставал заварку, а его отец тем временем накрывал на стол - расставлял чашки на подставки, доставал ложки.
- Вы надолго к нам? - пробормотал библиотекарь, выискивая в подвесном ящичке жестяную банку с заваркой.
- Думаю, на пару дней. А что, ты не рад?
- Нет, почему же. Рад.
- Неужели ты думал, что твои родные мать с отцом не захотят справить новый год с любимым сыном? - в голосе мужчины послышался укор.
- Нет, почему же. Я тоже не против справлять с вами. Все равно больше толком и не с кем. - пожал плечами библиотекарь, насыпая черные листья в стеклянный заварник.
Ненадолго воцарилось молчание, лишь слышны были веселые голоса женщин, доносящиеся из зала сквозь шипение чайника. Звякнула чайная ложка.
- Алан...эта девочка...она ведь ее дочь?
Молодой человек вздрогнул, хотя и ожидал этого вопроса с тех самых пор, как отец вызвался помочь с приготовлением чая.
- Да. - коротко ответил он.
- Как я понимаю, она ничего не знает?
- Да. - также коротко бросил библиотекарь, не поворачиваясь.
- А узнает ли?
- Не знаю. - тихо ответил Алан, избегая взгляда отца и уставившись в темноту за окном. - Не знаю...
- Я думал, ты уже оставил это в прошлом.
- Пап, перестань.
- Я думал, ты простил себя и теперь живешь настоящим.
- Пап, я же попросил.
- Однако, похоже, что ты так и не смог оставить мертвых в покое.
- Прекрати.
- А теперь ты уцепился за ее дочь, потому что считаешь, что так ты можешь загладить свою вину?
- Это не так!
- Нет, это так! Ты используешь этого невинного ребенка, чтобы успокоить свою совесть и...
- Я же сказал, прекрати!!! - выкрикнул Алан, что было сил ударив кулаком по столешнице.
Повисла тяжелая тишина.
Еще несколько секунд прошли в гнетущем молчании, как вдруг в проеме показалась миссис Саммерс, из-за ее плеча выглядывала Эбигейл.
- Мальчики, ну как, чай готов? А то мы тут с деткой Эби поболтали, пошушукались и пришли к выводу, что мы голодные, как волки!
В следующие же секунды кухонка наполнилась сотней голосов. Благодаря какому-то таинственному феномену, все они издавались одной миссис Саммерс. Казалось, в том месте, где появлялась она, вместе с ней появлялась еще толпа народу.
Все расселись и Алан принялся разливать чай по кружкам. Марта непрерывно что-то говорила, а Эбигейл слушала и улыбалась. Выглядела она немного растерянной, но так выглядел каждый, кто впервые встречал Марту Саммерс.
мистер Саммерс-старший лучезарно улыбался и кивал головой, излучая добродушие.
Первый среди лицемеров - неприязненно подумал Алан.
Налив всем чай, молодой человек, наконец, уселся за стол и погрузился в свои мысли.
По понятным причинам он был безумно рад, что живет один, а не с родителями. Алан не представлял, как сумел выжить в те почти двадцать лет, которые он прожил с родителями. А затем было поступление в университет и долгожданный переезд в общагу, а еще позже - работа, свои собственные деньги и эта съемная квартира.
Погрузившись в размышления, библиотекарь устремил свой взгляд в никуда, но поскольку он сидел напротив Эби, то в определенный момент он натолкнулся на ее непонимающий взгляд. Смутившись, Алан мотнул головой и улыбнулся, показывая, что всего лишь задумался.
Девушка улыбнулась в ответ, однако, во взгляде ее еще читалось легкое беспокойство.
Алан снова задумался. Вечер обещал кончиться мирно и спокойно. Похоже, юная Эби понравилась его матери. Он был рад, что Марта так тепло приняла девочку. Казалось, его отца, Йозефа, девочка тоже не оставила безразличным, судя по их недавнему разговору. Впрочем, это еще ничего не значит.
Он не прав. Он совершенно не прав. Он ошибается.
Молодой человек совершенно абстрагировался от беседы, только кивая головой или поддакивая, не вникая особо в смысл. Иногда его слух выхватывал те или иные фразы, но уследить за нитью разговора у него не получалось, да он и не пытался. В очередной раз его слуха достиг обрывок фразы, вопрос, заданный миссис Саммерс:
- Эби, милая, а твои родители знают что ты здесь? Они не волнуются?
Алан мгновенно встряхнулся. Его родители ничего не знали о Подземье или о ситуации в семье девочки. Он бросил быстрый взгляд на часы на микроволновке и не без удивления отметил, что уже девять часов.
- Да, кстати, Эби. Тебе давно уже пора домой, мы что-то заболтались. Посмотри, уже девять, тебя давно уже ждут дома.
- Ой! - девушка удивленно выдохнула, распахнув серые глаза. - И вправду, уже пора!
- Я провожу тебя до остановки. - Алан встал из-за стола и подал руку девушке, помогая подняться.

Одевались молча. В лифте также ехали в полном молчании. На выходе библиотекарь перебросился парой фраз с консьержем и открыл подъездную дверь, пропуская девушку вперед.
На улице сильно похолодало, поднявшийся ледяной ветер срывал шапки сугробов и бросал снежную крошку, завывая в подворотнях.
Город молчал. В царящей тишине только слышен был скрип снега под ногами и шелест метели.
До остановки шли также в молчании. Почему-то было неловко.
Первым решился произнести слово Алан.
- Извини.
- А? За что? - Эби удивленно подняла голову и посмотрела на библиотекаря снизу вверх.
- Ну, за то, что так вышло. Что не смогу проводить до дома.
- А.
Снова повисло молчание. Следующей, кто его нарушил, была Эби.
- Алан...то есть, мистер Саммерс...
- Алан.
- А? Аа...Алан. Ты ведь знаешь, да? Про...про Подземье? Про отца... - серые глаза смотрели на Саммерса с ужасающей смесью отчаяния и надежды. Он не мог солгать. Да и смысла в этом больше не было.
- Да. - коротко ответил он.
Девушка судорожно выдохнула и улыбнулась:
- Я знала.
- Я знаю. - улыбнулся он в ответ.
Долю секунды они оба молчали, глядя друг на друга, а потом ночь взорвалась громким звенящим смехом.
Куда делось это гнетущее ощущение, преследовавшее его весь вечер? Алан не мог этого сказать, однако, домой библиотекарь возвращался с легким сердцем и он с уверенностью мог сказать то же самое про Эби.

@темы: Алан