• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Творчество (список заголовков)
21:44 

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
P.S. Кирилл, прости, обещай ржать хотя бы не очень сильно )




Самолет взлетал,с протяжным стоном пытаясь преодолеть земное притяжение.

Эби смотрела в круглый иллюминатор на город, оставшийся там, внизу, позади... Улыбчивая стюардесса вещала пассажирам об оказываемых услугах и правилах поведения на борту. Но девушка не слышала - ее глаза неотрывно следили за уменьшающимися силуэтами шпилей и мерцающими в ночи, словно миллионы свечей, окнами.

Позади оставался Город. Годы. Гордость. Горечь. Голод. Холод и тишина...

Все закончилось внезапно. Оборвалось, обрушилось, рассыпалось прахом - никто не понял, как это произошло. Несколько слов - и все окончено. Все оказалось так глупо и просто: дернуть за одну маленькую ниточку - и запутанный узел распался сам собой.

Отец рассказывал ей страшилки про черного человека. Он говорил: Черная тень забирает непослушных детей и крадет их в свое черное царство. Но ей не было страшно. Она уже жила во тьме, и что могло быть хуже того, что уже было? Отец не знал, что Тьма отмечает своих детей, и черный человек никогда не нападет на отпрыска ночи. Он будет защищать дитя ценой своей жизни, он заберет его на самое дно колодца, черного и холодного, как пустота космоса, но только там не будет звезд...

Она не хотела тьмы. Она хотела света. Она хотела выплыть.

Вегетарианцы, утверждающие, что человеческие зубы не приспособлены для употребления мяса, несут полную чушь. У человека есть восемь резцов, прекрасно захватывающих и разрезающих любое мясо. У человека четыре острых клыка, разрывающих волокна мышц и удерживающих трепещущую пищу. Четыре премоляра, участвующие наряду с клыками в отрыве и раздавливании жестких кусков, и моляры - перетирают оторванные части. Человеческие зубы достаточно остры, чтобы впиться в плоть, вырывая куски мяса из дрожащего тела, разрывая волокна упругих мышц, рот заполняется солоноватой кровью...

Эби вздрогнула, вязкая тошнота подкатила к горлу, сердце ускорило свой бег.

НЕТ!!!

Дрожащие руки нашарили в кармане маленькую баночку, отчаянно срывающиеся пальцы сковырнули пластиковую пробку, на ладонь просыпались маленькие округлые таблетки. Она не хотела помнить. Она не хотела знать.

Полноватый мужчина справа сочувственно улыбнулся.

- Боитесь полетов, да? Я тоже вот раньше боялся...

Эбигейл не слушала. Баночка падает обратно в карман, несколько резких движений - и в горло уже льется ледяная вода, проталкивая ставшие в горле таблетки дальше.

Дыхание постепенно начало замедляться, бешено бьющийся в висках пульс - успокаиваться...

Последнее время подобные приступы паники случались всё чаще.

Эбигейл прикрыла глаза. Как бы она хотела, чтобы этот кошмар поскорее закончился!

Алан... Алан похоже, не хотел.

Ей было страшно. Ей было больно. Она бежала от себя самой по лабиринту, из которого не было выхода - и никто не мог ей помочь. А может быть, даже не хотел...

Он был против. Он говорил, что от лекарства будут последствия. Доктор Лантье предупреждала, да. Но разве это не лучший выход? Она бы всё отдала, чтобы избавиться от демона, живущего внутри и выжидающего, чтобы нанести очередной удар!

Она бежала.

И это было нелегко.

Наверняка ее станут искать - и тогда...

Нет, Раф обещал, что все будет сделано, как она просила. Сердце еще раз сжалось от боли, когда она вспомнила родные лица... Она ушла, не попрощавшись, взяв только необходимый минимум: сумка, теплые вещи, смена белья, деньги, старые документы и новые - сделанные в рекордный срок...

Ясёна, Гудрон, Марк, Мэл Блэк, Колонкин, все ребята и... Алан.

Эби тряхнула головой и зажмурилась, не позволяя жгучим слезам пролиться. Она поступает правильно. Она поступает правильно.

Раф обещал, что никто ничего не узнает. Конечно, он не мог провернуть все в одиночку, но если он доверяет своим людям, то и Эбигейл должна. С "крысами" в их Общине расправлялись безжалостно. Она будет в безопасности.

Это было нелегко.

Но в этом мире, если у тебя есть связи, ты можешь всё.

Несколько перелетов, пять или шесть пересадок, купленная квартира в Лондоне, важно - новые документы, все, чтобы запутать след, если основной план не сработает. Но он не мог не сработать.



Где-то в Городе N Эбигейл Каччия,выпускница N-ского Университета, поднялась по трапу на борт рейса AF2342 "Город N - Биллун, Дания".

Где-то в Германии, в аэропорте Франкфурте, Арманда Певальски, молодая учительница средних классов, спустилась на посадочную площадку с рейса LH 0927 "Лондон - Франкфурт-на-Майне".

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Список погибших в авиакатастрофе в г. Биллун, рейс AF2342 "Город N - Биллун, Дания".
№ п/п Статус Ф.И.О. Дата Рождения
1 пассажир Энн Уолси 11.02.1963
2 пассажир Петер Вибек 30.08.1950
3 пассажир Вацлав Кашински 05.01.1983
4 пассажир Эбигейл Каччия уточняется
5 пассажир Люсьен Ламьер 02.07.1966
6 пассажир Дерек Бёрнс уточняется
7 пассажир Диана Инк 24.07.1970
8 пассажир Тарани Бойлен 09.01.1951
... ... ... ...





 

@темы: эби, творчество, проза, моё

17:47 

О казначеях, валенках и прочих.

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Я, наверное, самый богатый человек на свете. Только вот толку-то? Все, что у меня есть - не моё. А почему? Потому что я работаю казначеем в своей маленькой волшебной стране. Я владею всем золотом лепреконов, всеми жемчужными нитями русалок, яйцами фениксов, перьями финистов-соколов, мотками золотых нитей Румпельштильцхена и слитками лунного серебра. Да и правда - разве пойдешь с таким в магазин, скажем, за колбасой? То-то же.
Вот и чахну я над этими золотыми горами день-деньской. Кушать-то хочется. А денег - кот наплакал. Ну не смешно ли?
Мой предшественник так и зачах на своей работе - работяга был, ух, всю жизнь свою работе отдал! Никто уж и не помнил, кто был казначеем до него - поговривали даже, что бессмертный он. Местные, правда, невзлюбили его, странным считали, а за глаза прозвали Кощеем. Ну да это понятно, народ у нас тут неграмотный попадается, кто-то и слова-то такого КАЗ-НА-ЧЕЙ в жизни не слыхал. "Кащей" как-то проще, роднее что ли.
Тот бедолага до меня на старости лет совсем свихнулся от скуки и голода, похитил себе девушку, - Василисой, кажись, ее звали? - впрочем, тут все поголовно Василисы, Алены да Марьи, так что не суть, усадил ее в башне над золотохранилищем и чуть ли не до смерти ее заговорил, запоил чаем и закормил печеньем. Впрочем, девушка не особо-то жаловалась. Но тут как раз нагрянул ее жених, разразился скандал, ну и убил он несчастного Кащея в пылу ярости. Потом ходил, извинялся, родственникам деньги выплачивал. В тюрьму его не посадили - парень хороший, добрый, раскаялся, убивать не хотел, кто ж знал, что Кащей такой хлипкий окажется? Да и под влиянием аффекта - то-се, невесту украли как-никак.
В общем, так я и оказался на этом месте. Как старик умер - стали люди думать, кого на это место посадить, работа-то неблагодарная. И кто-то припомнил, что предыдущий казначей приходится-де мне троюродным дядей четвероюродного брата единокровной сестры моего двоюродного пра-прадеда. У нас родню не забывают. Так что сказали мне: ты родственник ближайший, ты и наследуй. Я и унаследовал.
На самом деле работенка скучная. Не будь нынче интернета - совсем с ума сошел бы, как мой дядька. Но он еще и стеснительный был до жути, с людьми разговаривать боялся, вот и тронулся умом впоследствии, я же люблю выходить иногда, разговаривать, спрашивать, как у людей дела. Да и по скайпу с друзьями болтаю помногу.
Вечером я выхожу гулять, включаю плеер и слушаю тишину. Ну, не тишину, конечно, нет, на самом деле это последний альбом Русалочки, записанный уже на суше. Выдержал в Меломане настоящую битву за этот диск. Хожу по улицам, леплю из снега снежки и крошу их на асфальт, чтобы Кай поскорей нашел дорогу домой. Я знаю, что ему нравятся больше правильные кристаллические формы, чем крошки. Впрочем, прохожие тут же смешивают мои тщательно слепленные льдинки с мокрым грязным снегом на тротуаре. Похоже, Каю придется-таки подождать Герду. По вечерам пробки, и она, как обычно, опаздывает забрать его из детского садика.
После прогулки я сажусь на автобус и еду домой. Леденцовые окна слегка искажают мир снаружи, а запотевая, слегка подтаивают и становятся липкими. Зато потом, когда снова становится холодно, они застывают причудливыми узорами. Ужасно хочется лизнуть или откусить кусочек, но Леденцовая Ведьма последнее время ужасно зла после того, что сделали Гензель и Гретель с ее крышей, поэтому я не рискую - и не посмотрит ведь, что казначей, съест живьем за милую душу.
Я возвращаюсь домой, открываю дверь и бросаю взгляд на календарь. Скоро день рождения у Медведя. Я сажусь за компьютер и скачиваю мастеркласс по валянию. Хочу подарить ему самодельные валенки - уже почти зима, а у него ужасно мерзнут лапы. Похоже, толи у Беляночки, толи у Зоряночки развилась аллергия на шерсть, и Медведю придется пожить на улице, по крайней мере пока.
Может, успею навалять варежки. Кто-нибудь вообще в курсе, варежки валяют, нет?
Слышу внезапно колокольчик. Кряхтя и лениво потягиваясь, встаю со стула и накидываю куртку. Быстро вскальзываю в сапоги - хорошие, добротные, у самого Никиты Кожемяки покупал! - и выхожу на улицу, открываю калитку...
На порожке стоит, кутаясь в широкий шерстяной платок, Алёнушка со своим братом Ванькой. Девушка неплохая, смышленая, ей бы учиться пойти - в университет или куда, да вот жизнь заставила, как говорится, тянуть на себе семью, брата... Братец у нее, на самом деле, тот еще козел. Налакался какой-то дряни, а потом и травы нажрался... кажется, у них это семейное. Вот теперь Аленушка и бегает по знахаркам и ведьмам, на лечение все сбережения свои тратит, всю получку отдает. А Иванушка - хоть бы хны. В последний раз она его в больничку в буквальном смысле за рога тащила.
- Кащеюшка, миленький, тут дело такое... мне к воскресению расплатиться надо с колдуньей, обещалася Ванечку вылечить, да у меня денег не хватает... ссуди на недельку, а? Я верну, вот те святая пятница, не вру!
Смотрю в эти огромные голубые глазищи, полные взаправдашних слёз и вздыхаю. Ну вот что с ними поделаешь. Разворачиваюсь и веду их в дом. Аленка трещит привычно, "Ванечка" ее мычит что-то нечленораздельное, опять под кайфом, наверное. Ну а что делать? Дома одного не оставишь же...
Пока ищу ключ от сейфа, Аленка успевает пожаловаться мне на свое житьё-бытье и пересказать все нынешние слухи. Под конец, всхлипывая, опять переключается на Ванечку.
- А что к Яге не пошли? Она поди дешевле взяла, чем эта... как ее? Не важно... А по знакомству так может и вообще бесплатно?- спрашиваю, не оборачиваясь, пытаясь найти нужную бумагу и перо в ящиках стола.
- Да что там... ей сейчас не до нас... Она уже старенькая, кости хрупкие... взялася она двор подметать намедни, как замахнулася - так и упала, а нога и подвернулась, говорят, перелом. Все сделали, гипс наложили... дети бегают теперь вокруг ее двора, дразнятся: Баба-Яга, Костяная Нога! А ей обидно же... - смотрит на меня пристально. - Ты что-то похудел как-то... ешь-то нормально? Не забываешь? А то кожа да кости! Знаю вас, мужиков, вечно вы чем-нибудь заиграетесь, а поесть забываете... Ванечка вот тоже...
Улыбаюсь и мотаю головой. - Да ем я, ем... Вот, возьми, вот здесь - укажи сумму, вот тут моя подпись, вот тут - твоя...
Алёна смущенно хлопает ресницами и выводит робкой рукой на документе корявые, неровные буковки, как у ребенка, только научившегося писать - Алёна Ивановна, на месте подписи ставя маленькую буковку "а".
Я выдаю ей искомую сумму и она тут же рассыпается в благодарностях.
- Ох, Кащей, спасибушки тебе, вовек не забуду! Верну через седьмицу, отцом-матушкой клянусь... - начинает тараторить она.
Устало бормочу сквозь зубы: Казначей, казначей я!
Алёна хлопает глазами, забавно хмуря брови.
- Ну что ты... ну что ты... я уж привыкла... а к словам заумным и не приучена... Ну что ты... не обижайся, ага? Кащеюшка...
Ну вот что с такой поделаешь? Не обижайся... а мне вот обидно, да! Обидно! Ну что ко мне все по должности да по должности? А у меня и имя, между прочим, есть, меня, может, вообще Алексеем Игоревичем кличут, а они всё казначей да казначей... тьфу ты! Кащей да кащей... хоть один бы правильно произнес!
Провожаю Алёну с Иваном до ворот, перед калиткой, уже прощаясь, вспоминаю внезапно одну мысль, которая не так давно пришла мне в голову.
- Эй, Алён... вы это... когда Ивана перед походом к знахарке стричь будете, ты шерсть не выкидывай, ладно?
Алёна удивленно морщит лоб и шмыгает носом.
- Зачем тебе?
- Да на подарок там... хочу валенки свалять...
Девушка звонко заливается смехом.
- Дурной ты, Кащей, кто ж с козьей шерсти валенки валяет?
- Ну, а я вот валяю... - смущенно бормочу я.
Девушка еще раз прыскает в кулачок и кивает.
- Хорошо, я не забуду.
Они уходят в ночь, и я смотрю несколько минут им вслед, затем, ежась, кутаюсь в куртку и иду домой.
Кто бы что ни говорил, а я люблю свою работу.

@темы: творчество, сказки, моё

06:39 

Грусть-печаль

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
меня печалит, что на дайрях нет нормального соо для ткачества на дощечках. ну нету просто - и всё! То, что было, быстро переделалось в магазин-мастерскую вской бижутерии и поделок.
подлая мыслишка "возглавь!" не даёт покоя, но это такой геморрой и как-то... боязно.
Но то, что такого нет - это неправильно.
Хотя, я нашла всего 4х человек на дайрях, у которых ткачество указано в интересах. Впрочем, у меня-то оно тоже не указано - забыла просто)
С другой стороны, да и тку я не так часто уж, как хотелось бы ((

Хочу очень подружиться с Мэтти, но она такая замечательная, что мне страшно >< Ну, у нее и так 409 ПЧ, и все они хотят с ней подружиться, и в общем, как-то... так вот, да. Чем восхитительнее человек, тем сложнее мне с ним завязать отношения тупо потому, что у меня есть дурная привычка позводить людей, которые мне нравятся, на пьедестал, а дружба - это равноценные отношения. Впрочем, как любила повторять мне Ренге, "в дружбе - один всегда - слуга, другой - хозяин". Кажется, это Соби в Лавлессе говорил, я не уверена. Но такой дружбы я уже натерпелась, спасибо.
Впрочем, я почему-то склонна вспоминать только плохое, а так нельзя. Я б сдохла в Кузне (от тоски, от безысходности, от скуки, просто от одиночества) если б не Ренге тогда. У меня ведь, окромя нее и друзей-то не было. А до Мэл было 4 года.
Хэх.
"Мы ведь всегда будем друзьями?"
"Конечно! До старости! Будем сморщенными старухами сидеть на лавочке и щелкать семечки"
Лол. А теперь я даже не предупреждаю ее, когда появляюсь в Кузне. Ну, впрочем, я никого, кроме Мэл, не предупреждаю. Хотя следовало бы. Айона, например. Тысячу лет его не видела, и нельзя так безответственно к друзьям относиться.
Я всё-таки эгоист и по-прежнему плохо общаюсь с людьми.

@темы: творчество, соо, размышления, записки из настоящего, воспоминания, ткачество

00:02 

Странное

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Солнце садится за крыши,
А в них обитают мыши
Летучие -
Они ныряют за тучи
И может быть, даже выше.

А я сижу на перилах,
И измученное светило -
Сквозь веки
Измученного человека,
Что рядом со мною застыл.

Здравствуйте, товарищ Бродский,
Давайте вместе понищебродствуем?
Вы курите?
Да, знаю, знаю, не хмурьтесь
На глупый вопрос.

Хотите, мы постоим над рекой -
Вечером тут тишина и покой,
И темная зыбкая глубь -
Внизу... а я не боюсь тонуть.
Скажите мне, как вы боролись с тоской?

Может, смотрели в зарю,
Как я порою смотрю
В осень?
Вот бы сейчас мне бросить...
Но я, увы, не курю.

Ваши глаза повидали
Самые дальние дали,
Но сном
Самым желанным был дом,
В котором вас больше не ждали.

Я наивна, раз жду ответа...
Тишина, только дым сигаретный
Куда-то
Уносит ветер к закату.
Пониманье приходит с рассветом.

@темы: творчество, стихи, мои стихи, моё

Ода холодному городу

главная