Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: эби ii (список заголовков)
00:40 

Эби II - 4

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Утро понедельника встретило Эби отупляющей головной болью. Тихо застонав, девушка потянулась и не без труда приподняла опухшие веки и, щурясь от утреннего света, уставилась в потолок. Мышцы словно налились свинцом, а голова казалась совершенно неподъемной, и стоило ли говорить о том, что она совершенно не выспалась?

Медленно повернув голову, Эби уставилась на циферблат будильника и тяжело вздохнула. Пол-одиннадцатого. Она не проспала, но имела все шансы опоздать, если прямо сейчас не встанет и не пойдет умываться... но так не хотелось...

Совершив над собой прямо-таки нечеловеческое усилие, девушка медленно приподнялась на руках и уселась на кровати. Почему-то даже это простое движение заставило ее дыхание сбиться, после чего она была вынуждена посидеть еще с минуту, восстанавливая дыхательный ритм.

Она еще раз бросила обреченный взгляд на часы и встала, тяжело опираясь на прикроватную тумбочку. Что-то мягкое скользнуло по коже - Марта нарочно задела хозяйку гордо поднятым хвостом и, требовательно огласив квартиру пронзительным мявом. Цель послания была предельно ясна, как если бы кошка говорила на человеческом языке:

- "Жра-а-а-ать!"

- Погоди, чудовище... - раздраженно пробормотала Эби, переступая через гибкое тельце, так и норовившее подвернуться под ноги. Придерживаясь за стены, девушка добралась до ванной и с мрачной решимостью уставилась в настенное зеркало. Увиденное ее ничуть не обрадовало.

Взлохмаченные волосы, опухшее, бледное до нездоровой желтизны лицо, запавшие щеки, из-за чего черты лица казались еще острее, темно-синие мешки под глазами....

- Красавица... - выдохнула Эби, мрачно улыбаясь своему отражению, и принялась методично чистить зубы, продолжая критически разглядывать себя в зеркале. Можно ли устранить все последствия плохого сна за оставшиеся полчаса? Теоретически...

Все оставшееся время Эби посвятила сборам на работу и приведению себя в божеский вид, усиленно отгоняя от себя мысли о вчерашнем письме. Не сейчас. Потом. Позже. Как-нибудь в другой раз.

Тщательное умывание ледяной водой и старательно нанесенный макияж немного спасли ситуацию, однако Эбигейл все равно осталась недовольно результатами. Впрочем, большего за этот краткий промежуток времени сделать было просто невозможно. Быстрый завтрак - впитая залпом кружка черного чая, привычная доза лекарств, покормить кошку, одеться, подхватить необходимые бумаги и, спешно запихивая их в сумку, вылететь из квартиры впритык.

Каблучки простучали по лестнице, вежливое, но быстрое приветствие с соседкой, фрау Киттель, жалобный всхлип дверного колокольчика - и Эбигейл вырвалась на улицу. Не сбавляя скорость, резко повернула направо и быстрым шагом, чуть ли не переходя на бег, направилась к остановке.

К счастью, почти сразу подошел маленький аккуратный автобус, приветливо распахнувший двери. Мельком глянув на номер, уже почти заскочив на ступеньки - фух, точно тот! - Эби плюхнулась на сиденье и перевела дух. Если повезет, она даже придет вовремя. Уж что-что, а это в университете ей вбили в голову прочно - учитель опаздывать не должен ни в каком случае!

Оплатив проезд, девушка наконец-то позволила себе расслабиться. Как минимум на пятнадцать минут можно было отпустить все мысли и бездумно смотреть в окно на проплывающие мимо дома и дворики. Прислонившись лбом к стеклу, Эби рассеянно размышляла обо всем - и ни о чем, старательно избегая воспоминаний о вчерашнем дне. Стоило в голове промелькнуть лишь слабому отблеску, отзвуку вчерашних переживаний, как она тут же отметала его - прочь, прочь! Не сейчас! Еще чего не хватало - прийти на урок в состоянии "полураспада".

То, как пройдет урок, зависит и от настроя и эмоционального состояния учителя...

Эби старалсь. Последние месяцы она жила с ощущением, что никогда еще так не старалась, как здесь и сейчас - в этом городе, в этой небольшой школе искусств, куда ей посчастливилось устроиться полтора года назад. Приехав в незнакомую, чужую страну она с головой ринулась в бурлящую реку новой жизни, растворяясь в ней, отдаваясь без остатка. Как человек, упавший в грязь, принимается усердно отмываться под струями воды, так и она с остервенением окунулась в новую жизнь, прилагая все усилия на то, чтобы на этот раз земля под ее ногами не покачнулась в самый неподходящий момент.

Впрочем, ничего другого ей и не оставалось.

@темы: Эби II, эби

00:25 

Эби II - 3

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
... Со всем уважением,

Федор Колонкин. "

Дочитав письмо, Эби еще несколько минут не двигалась, невидящим взором уставившись в одну точку, В серых глазах, устремленных куд-ато вглубь себя, отражался призрачный свет монитора.

Наконец, медленно выдохнув, она обесссиленно откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. Пальцы отбивали нервную дробь по деревянной столешнице.

Вернуться. Он просил ее вернуться. Куда? Зачем, для чего? Кто-то ищет ее? Но почему? Уехав из Города, она порвала все свои связи, оставила все позади и последние два года усиленно пыталась все забыть, начав жизнь с чистого листа...

Неожиданно ей стало очень жарко, резко вскочив она быстрыми шагаим пересекла комнату и распахнула окно - в дом тут же ворвался горький аромат октябрьской ночи. Но этого ей показалось мало, как загнанный дверь, девушка отчаянно метнулась к балконной двери , открыла ее настежь и замерла в проеме, всей грудью вдыхая ледяной воздух. Промоглый ветерок с Рейна пробежал по голым рукам и спине, пробуждая мурашки, ласково коснулся разгоряченного лба и горящих щек, проник внутрь с тяжелым вздохом, обжигая легкие...

Эбигейл наверняка бы так и застудила себе что-нибудь, если бы не Марта, которой надоело следить за метаниями хозяйки - кошка настойчиво потерлась об ноги, требуя, чтобы на нее обратили внимание. Эби рассеянно бросила взгляд серебристых глаз на питомицу и, наклонившись, подхватила немаленькую Марту на руки. Постояв так еще с пару секнд, она, наконец, сделала над собой усилие и приказала себе успокоиться.

- Хватит! Над этим можно подумать и после. В конце концов, утро вечера мудренее...

Опустив кошку на диван, она закрыла балкон и окно и замерла в комнате, ежась и неожиданно для себя осознавая, что, оказывается, дома стало ощутимо холоднее.

Потирая предплечья, она еще раз бросила взгляд на письмо, в каком-то отчаянии кусая губы.

Все, что она хотела - забыть, забыть, забыть! И чтобы ее оставили в покое... Но вот всего лишь одно письмо - и в памяти, вопреки желанию, начинают воскресать образы, звуки, запахи, давно забытые чувства...

Осенний воздух, пропитанный ароматами кофе, шелест страниц, глухой звук дверного колокольчика... ледяной ветер, носящийся по улицам... влажная затхлость темных туннелей... яркие глаза поездов... зима... белый покров на тротуарах... обездвиживающая тишина, белизна, чистота - и сквозь нейтральный тонкий аромат морозного воздуха - ярким всплеском воспоминаний оранжевая россыпь апельсинов, чей резкий запах связал ее со столь удивительными людьми...

- НЕТ!!!

Эби схватилась за голову, отгоняя воспоминания.

Прочь, прочь, прочь! К черту письмо, я никуда не поеду! -простонала она сквозь зубы в исступлении, с ужасающей ясностью понимая - поедет. Поедет! Словно она все эти два года жила с подспудным ощущением того, что рано или поздно Город поманит ее обратно в свои объятия, потянет за ниточки, протянувшиеся к ней из прошлого, словно говоря незадачливой беглянке: Ну полноте, поигрались - и хватит, пора домой...

В очередной раз удержавшись, чтобы не начать метаться по комнате, девушка нарочито медленно подошла к компьютеру и, усевшись на краешек седушки, медленно, делая остановки чуть ли не после каждого слова, перечитала письмо. Также медленно закрыла браузер и, подумав немного, выключила компьютер. Думать не хотелось. Не хотелось вообще ничего. Оставалось лишь одно желание, скорее даже не желание, а острая необходимость - забиться в дальний темный угол, зарыться в меховые одеяла, свернуться калачиком и тихо поскуливать от ужаса и отчаяния. Но этого она не могла себе позволить.

Еще раз вздохнув, Эби подцепила Марту, щелкнула выключателем на настольной лампе и направилась в спальню. на большее сейчас она была не способна.

Скользнула на ледяную простынь, подогнув колени и прижав к себе теплую кошку, укуталась в холодные одела и замерла, ожидая, когда материал наберется тепла ее тела и она перестанед дрожать. Кошка в ее руках затянула свою незатейливую песенку. Эби закрыла глаза и попыталась расслабиться и отвлечься от мрачных размышлений... но сон не шел. Ресницы вспорхнули вверх и серые глаза уставились в темноту. Даже сейчас она могла различить каждую мелочь в, казалось бы, непроглядной тьме. Наука, усвоенная в детстве, не покинула ее и сейчас... В глаза словно насыпали песку, но стоило их закрыть - и перед мысленным взором вставали лица всех тех, кого она оставила позади, с кем порвала связи - с кем охотно, с кем - переступив через себя...

Дыхание заблудилось где-то в легких, горло саднило, но глаза оставались сухими.мир колыхался вокруг, расходился кругами и тусклыми пятнами, само равновесие ее маленькой, тщательно выстраиваемой вселенной пошатнулось. Единственным островком покоя оставалось тихое мурчание Марты, которое, словно якорь, удерживало ее, чтобы не сорваться в пучину отчаяния. Настороженно слушиваясь в это упорное тарахтение, Эби и сама не заметила, как погрузилась в беспокойный, болезненный сон...

@темы: Эби II, эби

00:25 

Эби II - 2

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Почти пустой вагон метро тихо перестукивал колесами свою колыбельную, мерно укачивая последний своих пассажиров...

Почему-то Эби вспомнился маленький стишок, неизвестно когда и неизвестно от кого услышанный:

На полустанке полумесяц
Глядел в окно и видел, как
В полупустом полувагоне
Томился полупроводник...

Она сидела на кожаном сиденье, привалившись к поручню и сонно оглядывая выкачивающийся вагон. Кроме нее в нем было двое - какой-то пожилой мужчина и кутающаяся в кружевную шаль женщина. В темных окнах отражались бледные всполохи ламп, когда же поезд останавливался на очередной остановке, через стекло можно было видеть обрывки названий станций. Двери с каким-то умиротворенным рычанием и сопением раскрывались, ожидая, когда в вагон хлынет человеческий поток... но его не было. В это время станции были уже пусты.

Убаюканная мельканием тусклых огней тоннеля и нерешительным помигиванием лампы в вагоне, словно она никак не могла решиться - погаснуть ей, или все-таки продолжить гореть? - Эби из-под полуприкрытых век бездумно смотрела на пустующее сидение напротив.

Ей смутно казалось, что она это все уже видела, но было это в другом месте, когда-то очень-очень давно... и мстилось, что едет она в совсем другом метро, совсем в другом городе... вот заскрипят натужно тормоза, состав плавно остановится, распахнутся железные двери, и сухой женский голос прошелестит в динамиках: "Станция Sleeping-Pill, платформа справа!"...

Эби резко вынырнула из забытья, внутренне сжимаясь, испугавшись неожиданного прикосновения - кто-то тронул ее за плечо. испуганно и непонимающе оглядываясь, она уперлась взглядом в пожилого пассажира вагона.

- Wach auf, Frau, das ist die letzte Station!

Эби не сразу сообразила, что к ней обращаются на немецком, и начала было что-то лепетать, но тут же осознав, что несет что-то не то, согнала с себя остатки сна и благодарно улыбнулась мужчине.

- Oh. Danke Shön...

Еще раз виновато оглядевшись, Эби вышла из вагона. Ей повезло, что она выходила на последней станции - иначе бы как пить-дать проспала бы...

Уже как два года она переехала во Франкфурт, но до сих пор, когда случалось задуматься, она теряла ориентацию и порой забывала, где находится. Возможно, дело было в привычке, и в том, что два года - все-таки мало, но про себя Эби думала, что дело в лекарствах, которые ей назначил врач - слишком уж она стала рассеянной в последнее время.

Десять минут по освещенным тихим улочкам - и вот она дома. Она снимала квартиру в небольшом трехэтажном доме, под самой крышей. Домохозяйка, фрау Рихтер, суровая дама лет шестидесяти, отдала двухкомнатную квартиру в полное распоряжение Эбигейл. Девушка ни за что бы не согласилась - не потянула бы по деньгам, но фрау Рихтер, которой срочно нужны были деньги, снизила цену до вполне приемлемой.

К тому же, постоялицв ее вполне устраивала - вела себя тихо, неизменно вежливо, мужчин к себе не водила, соседи на нее не жаловались, к тому же работала, кажется, учительницей в школе искусств, была девушкой приличной, да и ренту платила исправно. В целом, претензий у фрау Рихтер к постоялице не было, как и у Эбигел к ней.

Ключ с тихим щелчком провернулся в замке и дверь бесшумно открылась. Аккуратно вытерев ноги, Эби прошла в узкий коридор, освещаемый лишь отсветом настольной лампы, стоящей на столе в зале.

С усилием стянув сапоги, Эби бросила их в даль по коридору и с наслаждением прошлась по деревянному полу, про себя кляня каблуки, на которых хоть худо-бедно и выучилась ходить, но не любила и сей день. Сумку постигла та же участь, что и сапоги, проскользив по паркету, она уехала в дальний угол.

Послышался глухой мягкий стук и требовательное "Мррмяу" - из дальней комнаты вышла крупная полосатая кошка, высоко задрав пушистый хвост.

Эби сама не знала, на что идет, когда взяла у подруги котенка породы Мейн-Кун... теперь же Марта выросла в очень даже не маленькую кошку. Для рыси -маловата, но для домашней кошки -явный перебор.

Зеленые глаза терпеливо наблюдали за тем, как Эби переодевалась, хвост нетеппеливо подрагивал. Но вот девушка оделась в домашнее - и кошка резво побежала на кухню, справедливо полагая, что ее сейчас будут кормить.

Нарезав зверю кусочков сырого мяса, а сама поужинав наспех сготовленой яичницей (готовить что-то серьзное было лишком лениво), Эби заглотнула очередную маленькую армию таблеток и плавно переползла с кухни в зал. Марта последовала за ней, и стоило хозяйке забраться с ногами в кресло, закутавшись в плед, кошка проворно забралась ей на колени, утробно мурлыкая.

Эби рассеянно почесала Марте шейку и включила компьютер, выключив лампу - света от монитора было вполне достаточно.

Конечно, следовало бы лечь спать, чтобы наконец-то выспаться, но уж слишком Эби любила такие тихие уютные вечера - забраться в любимое мягкое кресло, укутаться в пушистый плед и чувствовать, как мелкой дрожью трясется теплая мурлычащая кошка у тебя на коленях... в иное время она бы дополнила картинку чашкой вкусного кофе, но его нельзя было пить одновременно с лекарствами, поэтому приходилось обходться с ароматизированной свечой, которая, по правде говоря, в незаженном состоянии пахла куда сильней, чем когда горела...

Делать было нечего и Эби вяло бороась со сном - скорее из упрямства и по старой привычке, когда хотелось заняться чем-нибудь в свое удовольствие, а времени категорически не хватало... но вот время было, но заняться было особенно нечем...

Опять же по старой привычке Эби зашла на почту - удалить сводки новостей, которые она теперь даже иногда читала, очистить ящик от спама и просто в очередной раз убедиться, что ничего нового не произойдет.

Однако, помимо обычных информационных писем, одно привлекло ее внимание - в графе "отправитель" стоял явно незнакомый адрес.

Нахмурившись, Эби дважды кликнула на ссылку - и при виде имени, которое значилось над письмом, в душе прочно поселилось нехорошее предчувствие.

Федор Колонкин.

Собравшись с духом, Эби бегло пробежала глазами по первым строчкам письма...



" Здравствуйте, мисс Каччия... " - так оно начиналось.

Эби встала, несмотря на протестующий мяв Марты, сходила на кухню, трясущимися руками налила себе стакан воды, чуть не выронив графин. Выпила его залпом. Немного подумав, выпила также двойную порцию успокоительного.

Мисс Каччия... давно уже никто не называл ее так. Для всех здсь она была фрау Певальски. Даже звали ее сейчас по-другому - при знакомстве она представлялась всем своим вторым именем, данном ей в честь матери - Арманда. Арманда Певальски.

Прошлое, от которого она так долго убегала, наконец-то ее настигло.

Немного постояв, она налила себе еще стакан воды и тяжело упала в кресло, уставившись в экран.

@темы: Эби, Эби II

00:24 

Эби II - 1

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
- Всем пока! До завтра! - Эбигейл махнула рукой девушкам, закрывающим магазин, и поднырнула под счетчик, фиксирующий количество заходов-выходов из магазина. - маленькая хитрость, которой ее научили сотрудницы.

Витрины и стенды торгового центра пестрели яркими вывесками, неоновыми пятнами и громкими лозунгами, из-за поблескивающих стекол, замершие в неестественных позах, на девушку слепо таращились манекены.

Эби спешно простучала каблучками по плитке, спускаясь по лестнице, мельком глянула на электронные часы - без двадцати трех десять.

Домой, домой, домой - торопил внутренний голос, побуждая ее идти еще быстрее.

Вежливый кивок охраннику, проводившему ее равнодушным взглядом - и удар холодного октябрьского ветра в лицо, когда она толкнула стеклянную дверь. Девушка поежилась, запахивая поплотнее твидовое пальто, на еще один раз обмотала вокруг шеи шарф и с мрачной решимостью ринулась в темноту.

По дорогам, сверкая фарами, все еще сновали автомобили, изредка на тротуарах попадались припозднившиеся прохожие.

По-осеннему горький воздух был полон ароматами прелых листьев и холодной свежестью надвигающейся зимы.

Тенью пронесясь через полуосвещенный сквер, Эби вышла к светлому пятну остановки. Автобусы в это время ходили уже редко, но на стоянке рядом припарковались парочка таксистов...

Эби косо глянула на них, дыша на заледеневшие ладошки, но тут же отернулась.

Нет уж, девочка, не такие мы с тобой уж и богатые, разъезжать на такси. Вот получишь зарплату - катайся себе, сколько хочешь, а до зарплаты еще дожить надо.

Сверкая пустым салоном, мимо промчалась маршрутка. Эби едва успела разглядеть ее номер - и недовольно поморщиться - на ней она бы доехала прямо до дома. Впрочем, видимо, водитель ехал уже в гараж и подвозить кого-то ему было не с руки...

Тихо вздохнув, она переступила с ноги на ногу. Колени противно ныли. В голове билась одна единственная мысль: Домой. А потом лечь. Лечь и не вставать.

А ведь завтра на работу... и послезавтра... и послепослезавтра.... - мрачно подумала Эби и снова переступила каблучками, ежась. Такими ясными и холодными вечерами она как никогда отчетливо чувствовала, что зима близко. В прошлом году она выпала мягкой, но в этом уже сейчас ощущалось - поблажек горожанам не будет. Уже сейчас по утрам мостовая схватывалась тонким, но очень опасным ледяным покровом - шагу не ступить. Приходилось выходить из дому заранее и идти медленно-медленно, придержиась рукой за стены и любые попавшиеся предметы.

Эби откинула голову и вгляделась в черничное небо, силясь разглядеть звезды, но сегодншняя ночь очень скупо разбрызгала тусклые искорки, которые то и дело таяли в бурых пятнах облаков. Она проследила, как растяло облачко пара ее дыхания, задержала вдох, затем выпустила еще одну длинную струюсеребристого пара, которая тут же растворилась в свете фонаря. Постояв еще несколько минут, она, не выдержав, достала телефон и глянула на часы - четырнадцать минут одиннадцатого. Девушки уже должны были закрыть магазин и, наверняка, уехали - у Марии была машина. Ей, пожалуй, следовало бы дождаться их, тогда бы девчата ее подвезли, но...

Эби вздохнула и сунула телефон обратно в сумку. Еще работало метро. Если она еще будет тут стоять, то не факт, что едет, а на метро может и не успеть.

Серые глаза напоследок вгляделись в сверкающую ленту дороги - она была пуста.

Что ж, метро - так метро...

@темы: Эби II, эби

00:23 

Эби - 7 лет спустя.

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Продолжая историю о своей любимой Эбигейл, так и не законченной, я начала думать о том, что моглло бы случиться с Эби 25-летней... Ностальгируя по Городу и всему хорошему, что осталось лишь в воспоминаниях, родилась новая история, которую я тоже когда-нибудь продолжу. На этот раз я бы хотела, чтобы она была чуть более продуманной, чем раньше, поэтому:

Эби - продолжаем размышлять

Итак, у Эби - паросмия, судя по всему. Паросмия - признак поражения височной доли головного мозга... Про поражение височной доли, собственно:

Поражение височной доли

На поверхности височной доли находятся участки коры, связанные с функцией понимания речи (зона Вернике в верхней височной извилине), а также с окончанием центральных слухового и обонятельного путей. Задние отделы относятся к лимбической системе. Здесь заканчиваются ассоциативные волокна от сенсорных отделов коры и энтероцептивные афферентные пути вегетативной нервной системы. В задних отделах височной доли проходит также зрительный путь, содержащий волокна от задней половины сетчатки.

При поражении височной доли наблюдаются:
• Неврологические нарушения в виде гомонимного выпадения путей зрения, особенно верхняя квадрантная гемианопсия. Центральных нарушений функции обоняния юти слуха (при одностороннем поражении) не обнаруживается. При процессах, распространяющихся в глубину до бледного шара, нарушается координация движений и развиваются непроизвольные хореоатетоидные движения.
• Эпилептические припадки часто носят характер психомоторных, возможна вторичная генерализация. Бывают также приступообразные слуховые галлюцинации (при поражении поперечной извилины Гешля), а также вкусовые или обонятельные галлюцинации (поражение крючка).
• Психопатологические и нейропсихические расстрой ства в виде нарушения внимания при процессах в средненижних отделах височной доли (гиппокамп), при этом может особенно страдать вербальная память. В дальнейшем развиваются нарушения настроения в виде дисфории и раздражительности, иногда имеют место расторможенность и амнестико-афатические расстройства. Описано также снижение музыкальных способностей и нарушение ощущения времени.

Среди этиологических причин поражения височной доли на первом плане стоят:
• опухоли, прежде всего глиобластома, реже менингеомы, например боковая менингеома крыла основной кости;
• черепно-мозговая травма, особенно сотрясение при воздействии удара спереди или сзади;
• нарушения кровообращения, причем аноксия, в том числе в дородовом периоде, может поражать наиболее чувствительную парагиппокампальную извилину и спустя многолетний латентный период вызывать височные эпилептические (психомоторные) припадки;
• абсцессы мозга могут развиваться в височной доле после перелома пирамиды височной кости;
• среди атрофических процессов в начале болезни Пика наблюдается более или менее изолированное поражение коры височной доли.


В целом, мне тут более-менее все понятно, однако лучше б мне какой-нибудь медик это разъяснил...

Придумала же я ее на свою голову))) Теперь вот сам думаешь - а что? А почему? а как?

Раньше думать надо было) А теперь и медиков знакомых нет... биолог есть, но там все больше по цветочкам-пчелкам-червячкам, так что Валя мне тут не помощник. С Соней я уж лет как 6 не общаюсь, глупо было бы нагрянуть, сунуть ей под нос термины и спросить: а так может быть? Неее... сама башка-дура думай.

@темы: Эби II, эби

Ода холодному городу

главная