Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: моё (список заголовков)
08:41 

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Я в тебя верила.
Не так, как принято верить в Бога,
А как верят в дерево,
Выросшее на дороге,
Как верят в незыблемое -
В Солнце,
В небо,
В улыбку
Старика,
Забрасывающего невод
Мозолистыми руками,
Чтобы выловить рыбку -
Простую - не золотую.
Как верят в камень,
Который можно потрогать.
Я верила в тебя крепче,
Чем верю в Бога.
И теперь только Бог и знает
О моем горе, моей потере -

Я в тебя больше не верю.

@темы: моё, мои стихи, стихи

16:16 

Совсем новое.

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Если кто-то пропал – не бросайся сразу искать.
Ведь никто в этой жизни еще просто так не терялся.
Путь проплачет глаза о пропавшем несчастная мать –
А пропавший ушел, просто не захотев возвращаться.

Ведь порой зов далеких дорог просто слишком силён –
Бьется грохот в ушах и стучит беспокойное сердце –
Этот звук – он так тих, что порой в него даже не верится,
Но тебя за собой неминуемо выманит он.

Позовет потеряться – и так, чтоб потом не найтись,
Раствориться в осеннем тумане, следы спрятать в травах.
Этот тон откликается дрожью в небесных октавах,
Он зовет тебя ввысь – ты за ним устремляешься ввысь…

Он зовет тебя прочь - ты за ним отправляешься прочь,
Ни о чем не жалея, не думая и не мечтая.
И на небе огромном сияет звезда золотая -
Звук зовет тебя в ночь - ты за ним погружаешься в ночь...


Если кто-то пропал – не бросайся сразу искать.
Пусть споет о пропавшей душе перелетная птица –
И утрёт свои слёзы рукою усталая мать
И поднимет глаза в небеса, продолжая молиться.

@темы: моё, мои стихи, стихи

15:28 

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Здравствуйте. Я потерялась.
Если кто меня видел, пожалуйста, позвоните по этому телефону.
В два часа пополудни я вышла из дома вчера
И отправилась вслед за солнцем вдогонку.
А оно всё катилось и продвигалось
Дальше по небосводу,
И в конце концов, в районе девяти вечера
Опустилось в воду.
И всё, что осталось – лишь алое марево
На горизонте.
читать дальше

@темы: моё, мои стихи, стихи

15:27 

Найденное на раскопках в недрах старого компа.

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Датировано 21.01.2014

Город и холод - моя любимая пара,
Мой любимый союз.
Кто-то их видит в кошмарах,
А я поскорее стремлюсь
Вклиниться в их объятья
Между столбом атмосфер
И гранитным столбом.
Упираюсь лбом
В вечер –
Маленький человечек,
Что молится лишь об одном,
И голос его
Растворяется в вечности.
Он молится,
Но не просит
Он просто
Возносит хвалу
Замороженному стеклу,
Заснеженным крыльям крыш
И – Боже, какая тишь! –
Клубам пара, вырывающимся изо рта.
Простота
Красоты изо льда…
Я молюсь о тебе всегда.
И когда идут холода,
Я кричу о тебе всегда.
И когда приходит вода,
Я молюсь за тебя всегда.
И когда уходит вода,
Я скорблю о тебе всегда.

@темы: моё, мои стихи, стихи

12:05 

Мои дети никогда не будут играть в войну.

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
- Пиу-пиу!
- Тра-та-та-та-та! –
Я слышу пулеметную очередь и вздрагиваю.
Падают игрушечные солдатики. Падают, смешно выворачивая руки и ноги, глядя пустыми глазами в небо. Дети смеются… страшно.
Я глубоко и тихо вдыхаю. Надо тихо, тихо – чтобы не случилось беды. Война пахнет по-особому. Дымом, гарью, кровью… и запустением. Распятые на карте города пахнут пылью. И наш город пах также. Дома тихо. Ти-хо… всё вымерло. Все люди – даже те, что еще живы. Все замирает в предчувствии беды. На войне живы лишь солдатики, эти игрушечные солдатики и машины.
- Ба-баах! Ба-баах! Вжжжжж! – в бой идут танки, безжалостно проезжаясь пластмассовыми гусеницами по оловянным солдатикам. Тем не больно. Но я слышу в звенящей, мёртвой тишине войны пронзительный крик, истошный вопль ужаса и боли, слившийся в единое целое – последний протест живого еще человека – и… всё. Лишь тонущий в плотной, вязкой тишине грохот машин и пулеметные очереди, как редкие птицы, вспархивают над землей.
- Молись о пощаде! Ахахаха! Пиу-пиу-пиу!
- Сам молись! Тра-та-та-та!
Мы молились. Даже те, кто никогда не умел. Мы собирались в бункерах перед обстрелом, вслушиваясь в вой сирен, вжимаясь друг в друга – и молились. Даже те, кто не верил в бога, ничего не говорили нам. Я помню мальчика с соседней улицы. Я помню. Он встретился мне на улице, рано утром, когда все стихло, и бледные солнечные лучи робко освещали серые полуразрушенные бока наших домов. Он улыбнулся мне.
- Я ухожу, теть Лид. К партизанам. Теть Лид, вы за меня помолитесь? А то я сам не умею.
Я нашла в себе силы лишь кивнуть. Огромный ком застрял у меня в горле. Больше я его никогда не видела, этого мальчика.
- Хья! Хья! Тыдыщь! – солдатики пошли врукопашную. Звякают их тонкие ручки и ножки, сталкиваясь друг о дружку.
– Я тебя убил!
- Нет, я тебя убил!
- Нет, я тебя!
Я убила. Я не помню его лица. Я не хотела помнить его лица. Я ударила его шилом, в шею. И била его, пока он не перестал хрипеть. За мужа, ушедшего на фронт. За сестру, чье свадебное платье сгорело в огне напалма. За маму, чье сердце не выдержало очередной бомбежки. За сына, который заикается от страха. Я не хотела помнить его лица.
- Вжжжжжжж! – полетели бумажные самолетики с пульками-бомбами…
Я больше не могу. Слезы жгут мне глаза и я подлетаю, как истребитель, сметая игрушки с ковра, топчу их босыми ногами, невзирая на боль.
- Хватит, хватит, хватит!
Младший смотрит испуганными глазами, а старшенький подбегает и обнимает меня, что есть сил.
- М-мамочка, ты что, мм-м-мама, у-успок-койся, м-мама, это свои! Это же свои, м-мама!
Он помнит. Он тоже все помнит.
Я обнимаю своего сына и плачу, а он жарко шепчет мне на ухо:
- Хочешь, мы и-их в-выкинем? О-от-дадим с-соседям? М-мы больше не б-будем, м-мама!
Я только крепче прижимаю его к себе, их обоих, и плачу.
Мои дети никогда не будут играть в войну.

@темы: проза, моя проза, моё

12:04 

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
А у Господа Бога рука дрожит.
Он рисует пейзажи и миражи –
Вот он держит кисть, а рука дрожит!
Ну и как так жить?

Он ту кисть перехватывает так и сяк,
Он рисует свет – а выходит мрак,
На холсте вместо леса растет овраг,
В общем, кавардак.

Бог вздыхает, почесывая чело,
Кто же знал, что творить может быть тяжело,
Краска мажет божественное чело,
Как назло!

читать дальше

@темы: стихи, мои стихи, моё

16:08 

Настроенческая таксебешка

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Весна крадется по дворам,
Выталкивая злую зиму,
Она идет неумолимо -
И дождь за нею по пятам.

За ними вслед плетется грязь,
И серость празднует победу.
Что до меня - как пёс я предан
Зиме. Мне в радость ее власть.

Её чистейший белый свет,
Хрустальных дней очарованье -
И никаких переживаний
В ее седое время нет!

Мне радостен ее мороз,
Свирепой вьюги завыванье,
Друзья же... их непониманье
Давно не вызывает слез.

Будь моя воля, то тогда
Я мир бы весь покрыл снегами!
Я спрятал бы под ледниками
Деревни, сёла, города!

На волю выпустил ветра,
Развеял холод по равнинам
В хрусталь бы обратил стремнины,
Из хрупких струй воздвигнув храм

Зиме!

Но тихо, словно тень,
Весна на нас идет дворами,
Нам в спину дышит сквозняками,
Тайком растягивает день.

Она пришла завоевать -
И видит скорую победу.
Что до меня - как пёс я предан
Зиме.И буду верно ждать.

@темы: моё, мои стихи, стихи

16:01 

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
...И когда тебя выводят на паперть,
А душа напоминает Припять
(такая же гулкая и пустая),
И каждый ее норовит облапать,
То так нестерпимо охота выпить!
А стены храма разъела копоть,
И думаешь: в нем ведь давно Христá нет!
И все, что на свете осталось чистым,
И все, что на свете осталось белым -
Лишь снег, ослепительный и пушистый,
Лишь снег... но и он растает.

@темы: моё, мои стихи, стихи

12:26 

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
А вот начитаюсь стихов чужих,
Наглотаюсь я слов чужих,
И идей, и печалей чужих,
И томлений, и бед чужих,
И отчаяния, и любви чужой,
Бьющей под дых.

И заполнит чужое меня до краев,
И сольется с моим - не сказать, где моё,
Не сказать, где чужое во мне - всё одно:
И мечта, и вина,
И табак, и вино.

Горечь, память, тоска,
Радость, счастье, любовь -
С моего языка
Чужеродная мовь
Вылетает,
Совсем ничего не тая,
Ничего не стыдясь,
И в словах этих -
Я.

@темы: моё, мои стихи, стихи

12:25 

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Предупреждаю: Это велибр - и это упорото.

Lepidoptera

Ты всегда начинаешь,
А я не могу - и не хочу заканчивать.
Вихрь эмоций закручивается вокруг меня
Разноцветными бабочками,
И я ношусь по лугу с сачком,
Пытаясь поймать их
И рассмотреть
Поближе.

читать дальше

@темы: моё, мои стихи, стихи

12:21 

Немного шалостей для слишком грустных)

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Ночь, переписка в интернете,
Кот, печенюшки, кофе, плед,
Живи хоть целое столетье -
Все будет так - исхода нет!
Умрешь, начнешь опять сначала,
И повторится все опять:
Кот, чашка кофе, одеяло,
Печенье, ноутбук, кровать.

@темы: моё, мои стихи, стихи

17:16 

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Немного тлена для слишком радостных)

День сменяет День.
Ночь сменяет Ночь.
Тень сменяет Тень -
Круг не превозмочь.

Круг не разорвать -
Ветер кружит снег.
Между "жить" и "спать"
Спрятан человек.

Тихий человек.
Тикают часы.
Ночью ставит Смерть
Время на весы.

Память на весах.
Сердце канет вниз.
Тени чуют страх...
Держись.

@темы: стихи, мои стихи, моё

17:14 

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Рассказ, написанный на литературной игре, проводимой в рамках клуба "Первоснежник". Суть игры: в шляпе перемешаны отрывочные фразы и словосочетания. Игрок тянет три бумажки наугад и в течение получаса составляет с ними цельное произведение . Менять фразы, кроме как по падежам, нельзя. Мне досталось: "Берендей с балалайкой", "Птицы летают по небу", "Пьяный сосед" :)
Ииии... Наслаждайтесь!

читать дальше

@темы: проза, моя проза, моё

17:14 

Под влиянием творчества Хименеса

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Это ночь надвигается неумолимо,
Синим бархатом тьмы города занавесив.
И ночные попутки торопятся мимо,
Скользя светом от фар по листве мелколесья.

Ветер стих. И в тревожной тиши ожиданья
Горько всхлипнула вдруг одинокая птица...
Путник грезит о встречах и о расставаньях,
Городах без названий... ему все не спится

И под куполом звездно-бездонной вселенной
Все мерещатся милые, давние лица...

Ночь, как матерь, качает на лунных коленях
Заблудившихся путника, ветер и птицу.

@темы: стихи, мои стихи, моё

09:36 

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
- Здравствуй!
Это письмо дойдет до тебя нескоро.
Я уже состарюсь, наверное, к той поре.
Сегодня Июль, и семья по привычке уехала в горы.
А я в одиночестве письма строчу на заре.
Как у тебя дела?

- - - - - - - - - - - - - - - -
- Здравствуй.
Сегодня со мной приключился Декабрь.
Он случился внезапно, выскочив из-за угла.
А у площади пёстрый и звонкий цыганский табор
Снялся с места, и с ним уходила осенняя мгла.
А я смотрела им вслед.

- - - - - - - - - - - - - - - -

- Здравствуй!
Сегодня Октябрь, и холодная морось
Щекочет мне шею - устал поднимать воротник.
Но я все равно в настроении - хочется в голос
Хохотать и носиться по лужам, как выпускник
Детского сада.

- - - - - - - - - - - - - - - -

- Здравствуй.
Эти письма идут так лениво, печаляще-долго!
Иногда - не поверишь - пишу тебе даже во сне.
Завтра Март, и, наверное, завтра я выброшу ёлку.
Ты ведь знаешь и так, что я думаю о весне,
Так что не буду жаловаться.

- - - - - - - - - - - - - - - - -

- Здравствуй!
Я решил, что больше так не могу,
И не стал дожидаться следующего письма.
Я дописываю эту строку и скорее бегу
На вокзал. Я приеду еще до того, как растает зима.
Жди.

@темы: стихи, мои стихи, моё

09:21 

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
И да, давно тут не было стихов. С января, представьте себе?


Страх – это горькое-горькое пойло в старинной бутылке.
Ты глотаешь, когда самолет выпускает закрылки.
Ты глотаешь, и закрывая глаза на мгновение,
Думаешь о падении.

Страх – это приторный и удушающий дым.
Ты вдыхаешь его, ощущая себя неживым.
И думаешь, когда смерть стоит у твоих дверей –
Не открыть ли ей?

Страх – это едкий, проверенный временем яд.
Но ты пьешь его. И оглядываясь назад,
Ты не помнишь, когда он успел пропитать твою кожу
И тебя. Целиком. /Боже/.

/Боже./ Ты не можешь дышать, ты не можешь так дальше жить.
Ты – ничтожная мышь, а твой страх – это хищная неясыть.
Каждый день начинается с мысли – /я выживу, заживУ/.
А он ест тебя заживо.

И назавтра ты шепчешь, продравши глаза поутру:
Я умру./Не умру. Не умру. Не умру. Не умру./

@темы: стихи, мои стихи, моё

21:09 

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Если ты стал много думать о смерти, значит, смерть думает о тебе.


Выбор


Время замедлило ход, воздух сгустился, как кисель, пока тонкая стрелка плавно ползла к синему сектору...
В повисшей тишине, казалось, было слышно, как капли пота срываются со лба и с едва слышным шорохом падают на грубую ткань шарфа. Стрелка в последний раз качнулась и... осталась на коричневом секторе.
Света сдержала вздох и не дала себе расслабиться - плечи остались напряженными, лицо бесстрастным. Она нацелилась на синий сектор, и если бы стрелка вовремя не замерла, смерть Светланы забрал бы игрок справа.
Худощавый парень, чей ход это был, тихо всхлипнул, на лице его расцвела нервная улыбка.
- Землетрясение! Что ж, надеюсь, вы довольны, молодой человек. - Преувеличенно бодро объявил Крупье. - Можете покинуть Казино!
Молодой человек тряхнул головой и на негнущихся ногах вышел из зала, даже не посмотрев вслед остальным игрокам.
Теперь их осталось трое.

Это было необычное казино. Здесь, в Casino Mortale играли не на жизнь, а на смерть.
И сама Игра была необычной.
Поле круглого стола было разделено на разноцветные сектора, которые в свою очередь делились на четные и нечетные. Каждый цвет означал смерть от определенной стихии, четные - смерть насильственную, нечетные - смерть случайную. И, конечно, еще были сектора, обозначающие пропуски хода, а также сектора бонусов. Игроки крутили стрелку - и уповали на удачу... если в данном случае это выражение приемлемо.
Самые разные люди находили свою смерть в стенах Casino Mortale - в каждой группе были и те, кто думали, что хотят умереть, и те, кто мечтал победить, забредшие случайно и те, кто не верил, пока не стало слишком поздно, любители пощекотать нервы и отчаянные безумцы, пресытившиеся жизнью богачи и те, кого заказали и незаметно для них же самих заманили в ловушку... все они сражались с друг другом за право выбрать свою смерть.
Можно подумать, что в этой Игре нет выигрыша - но он был, и какой! Многими веками казино манило тщеславных глупцов обещаниями вечной жизни. Для этого надо было всего лишь угадать одного единственного самоубийцу за столом. Настоящего самоубийцу, который отчаянно хотел умереть, а не тех, которые верят, что хотят - и в ту же секунду жалеют о содеянном, оступившись на краю крыши. Среди каждой группы всегда был один - казино оговаривало с ним условия сделки, обещая идеальную смерть и выполнение последнего желания, независимо от того, что выпало тому на столе. Взамен самоубийца не должен раскрыть себя. Всё просто.

Света проводила взглядом паренька. Смерть от землетрясения - не так уж и плохо. По крайней мере у парня есть какое-то время уладить свои дела. Некоторые смерти в Игре были мгновенными, некоторые - с задержкой. Два хода назад девушка выпила принесенную уксусную кислоту прямо в зале. Крики несчастной до сих пор стояли у нее в ушах. Вздрогнув, Светлана перевела взгляд на невзрачную девчушку напротив, дрожащие губы и заплаканное лицо которой выдавали в ней случайно забредшую в Казино прохожую. Каким образом Крупье заманивал в казино совершенно посторонних людей, идущих по своим делам - оставалось тайной. Впрочем, Свету это не сильно беспокоило. Она была здесь по собственному желанию.
Но к девчонке действительно стоило приглядеться. У нее был острый ум, легкая рука и недюжинное актерское мастерство. Именно она заманила отравившуюся уксусом в ловушку. Строя из себя невинную овечку, испуганного ребенка, она буквально молила о безболезненной смерти от передозировки снотворного. И тогда молодая студентка с курчавой копной огненно-рыжих волос и забавными веснушками на щеках, купилась. Она оспорила смерть.
Порой на выпавший жребий претендовал кто-то еще, тогда игрокам разрешалось бросать кости. Если претендующий побеждал, он забирал смерть себе. Если проигрывал - второй игрок выбирал его смерть и пропускал ход. Порой игроки выбирали весьма... изощренные способы.

Так или иначе, игра всегда начиналась одинаково.
Сначала игроки не верили. Затем, после первой смерти, начиналась стадия паники. Затем паника сменялась более тяжелым, глубинным ужасом. Затем наступало осознание безысходности - из Казино никого просто так не выпускали - и, наконец, в людях просыпался Азарт.
Это было любимое время Крупье - Света видела это по тому, как начинали сиять его глаза, как тот потирал пухлые ладони, а розовый влажный кончик его языка бегло облизывал полные губы. И надо сказать, Света могла его понять. Именно тогда начиналась настоящая Игра.
Люди осознавали, где они, кто они, и каковы их шансы умереть безболезненно - и не сразу.
И тогда в них начинало пробуждаться всё темное, сокровенное, глубоко запрятанное в самых дальних закоулках их душонок. Всё, что тщательно подавлялось годами. Им было нечего терять - кроме своей смерти. И они начинали играть не за себя - но против других. Какое наслаждение, должно быть, испытывала девчонка, когда ее соперница, мечтавшая оспорить смерть от передоза снотворного, была вынуждена корчиться в муках, пока уксус разъедал ее пищевод. Какое удовлетворение она ощущала, слушая крики обреченной... а ведь в жизни она, наверное, и правда, мухи не обидела бы, прожила тихую жизнь, стала бы добродетельной женой и любящей матерью... но она здесь, в Казино, смотрит, как угасает жизнь в другой девушке - почти ее ровеснице - и получает удовольствие.

Да, с этой могут возникнуть проблемы.
А вот молодой мужчина слева от Светланы был как на ладони. Умен, честолюбив, наверняка с рядом проблем за плечами, очень, очень хочет победить... лоб его покрыт бисеринами пота, он то и дело промокает его клетчатым носовым платком - но это ему не сильно помогает. Он не может знать наверняка, кто из них - самоубийца. Ведь многим игрокам выпали отложенные смерти, и они ушли... мог ли самоубийца быть среди них? Мог. И вот мужчина лихорадочно перебирает в голове лица, жесты, сказанные фразы, его взгляд мечется со Светланы на заплаканную Карен - и обратно, их осталось только трое, трое, и он может умереть в любой момент... темные глаза на несколько секунд опускаются вниз - он смотрит на две красные карты в руке - бонусы, Бог знает, какие, и чем они ему могут помочь.
Судя по тому, что он ими до сих пор не воспользовался - уже ничем.

Вздохнув, Света, не отдавая себе отчета, заправила короткие смоляные прядки за уши и, мельком глянув на свои бонусы, крутанула стрелку. Был ее ход.
Она не собиралась пускать свои "красные карты" в ход. По крайней мере одну из них. Она позволяла игнорировать четность-нечетность на сером поле - если Свете будет суждено погибнуть от металла, то девушка сможет выбрать, будет это убийство или случайность. Другая позволяла выбрать время (отсрочка не более 1 года), место и обстоятельства - и ей Света намеревалась-таки воспользоваться в ближайшем будущем.
Глядя на то, как черная стрелка бегает по кругу, постепенно замедляясь, Света молила про себя: " - Синий сектор, синий сектор, синий сектор!". Свободных смертей на полях осталось немного, а безболезненных и того меньше. Впрочем, Светлана запланировала умереть от холода еще в самом начале. Еще с первого раунда игры - и в течение последующих - она тщательно, методично, уверенно отваживала остальных игроков от намеченной цели, при этом сохраняя совершенно бесстрастное лицо. Никто не должен был догадаться, что именно она хочет - иначе другие сразу же попытаются ее обыграть, вырвать ее смерть у нее из рук, лишить ее давно сделанного выбора. Нет, Света тщательно продумывала каждый шаг, каждую фальшивую подсказку, каждый вдох и выдох. Она не была жестока - если ей удавалось вынудить кого-нибудь на Спор, девушка всегда выбирала безболезненную, легкую смерть. Но в основном она предпочитала не рисковать - бросая кубик, она всегда напоминала себе, что если проиграет, другие не будут столь милосердны, а у нее была не такая уж и легкая рука. Нет, светиным девизом было "тише едешь - дальше будешь". Который раз это нехитрое правило выручало ее...
Тщательно рассчитанное усилие, с которым она толкнула стрелку, оказалось недостаточно рассчитанным - та остановилась посередине синего сектора... но на отметке "пропуск хода".
Уже не стесняясь оставшихся игроков - в конце концов, их и так осталось всего трое! - она раздраженно скрипнула зубами. Это не прошло незамеченным - мужчина скосил взгляд на поле, пытаясь угадать, какую именно смерть хотела Светлана - на синем поле оставались "сход снега с крыши", "упавшая сосулька", "переохлаждение". "Счастливый" обладатель "лавины" покинул казино еще в самом первом раунде, другой подавился кубиком льда в стакане с мартини уже по ходу игры.
Хрупкая Карен тоже не забывала цепко поглядывать на Свету между всхлипами. Что ж, пускай...
Мужчина, кажется, его звали Роадж, еще раз глянул на бонусы, что-то посчитал в уме и решительно крутанул стрелку, бросив взгляд на Светлану. Затаив дыхание, все следили за движением маленькой полоски железа, даже обычно болтливый и отвратительно радостный Крупье замолчал.
Остановившись, острый кончик указал на красный сектор бонуса...
Напряжение на секунду спало, но никто не позволил себе полностью расслабиться. Роадж опять промокнул лоб платком и, не изменившись в лице, принял карту из рук улыбающегося Крупье.
Очередь Карен.
Ее, пожалуй, Светлана опасалась больше всего. В светлой головке девчушки гнездился цепкий, расчетливый и острый, как лезвие бритвы, ум. И сейчас - Света это понимала - Карен будет играть против нее.
Мимолетное движение - и стрелка вновь начала свой бег по кругу. Один оборот, второй, третий...
В ушах стоял оглушающий гул, воздух, казалось, терялся где-то в горле, не желая заполнять легкие, глаза щипало, а непослушные пряди спадали на лоб, закрывая обзор, но Светлана не решалась их откинуть...
Четвертый, пятый...
Многих от нервов бросало в жар, но Свету всегда бросало в холод.
Холод.
Чертов холод!
Синий сектор!
Карен позволила себе ухмыльнуться, глядя прямо ей в глаза.
- Сучка... - выдавила Света сквозь зубы.
Она знала, что Карен вынуждает ее оспорить жребий, вызывает ее, веря, что Светлана хочет эту смерть, и она действительно ее хотела, но в метании костей она Карен не ровня. Та победит, и выберет что-то особенно изощренное, что-то очень, очень изобретательное, что позволит ей насладиться прямо здесь и сейчас.
Ну уж нет, дудки!
Светлана вперилась взглядом в лицо Карен и, наблюдая, как постепенно с губ девушки сходит ухмылка, как бледнеет ее кожа, как округляются в страшном осознании голубые глаза, она чувствовала мрачное удовлетворение.
О да, детка. И на старуху бывает проруха... - думала Света, глядя, как Карен наконец-то понимает, что никто - никто - не будет оспаривать ее смерть. Света не знает, чего хотела Карен. Желала ли она определенной смерти? Или, быть может, надеялась выиграть? Теперь это не имеет значения.
- Что ж, поздравляю! Выиграли смерть от переохлаждения! Я вижу, у вас на руках есть бонусы, вы хотите ими воспользоваться? - Крупье услужливо подскочил к девушке, пухлые пальцы предвкушающе пробегают по лацканам засаленного пиджака.
Надо было отдать должное, Карен быстро сориентировалась, и пусть еще не полностью оправившись от потрясения, девушка выпалила:
- Да! Я могу выбрать условия! Через год, в Швейцарских Альпах, во сне!
- Что ж, отлично! Бонус использован! Вы можете покинуть казино!
Карен медленно встала, и, выпрямившись, гордо вздернула подбородок. Напоследок она коротко кивнула Светлане и Роаджу, и, отвернувшись, проследовала к выходу.
Света тяжело вздохнула. Ей тоже не было смысла продолжать...

Мама всегда ей говорила, что у нее талант чувствовать людей. "Божий дар!" - говорила она. Вся ирония была в том, что Света уже и не помнила, как выглядит ее мать, но эти слова она запомнила навсегда. Всю свою жизнь она читала людей, как по ладони. Любимым ее развлечением в детстве было угадывать, кто есть кто, куда идет, чем живет - и никогда она не ошибалась. С этим у нее проблем не было. Многие впоследствии обвиняли ее в жульничестве, но ничего противозаконного здесь не было. Только природный талант.
- Я хочу объявить, кто самоубийца. - Глухо произнесла Света, уставившись в стол...


Позже, в кабинете над залом Казино, Светлана сидела в потертом кожаном кресле - возможно, последнем таком кресле на Земле - и устало смотрела на Крупье, тасующего карты бонусов, а затем упаковывающего их в деревянную шкатулку, изнутри обитую кроваво-красным бархатом.
- Знаешь, - задумчиво хмыкнул тот, - ради тебя я бы изменил Правила, честно. Как долго я ни жил на свете, а впервые вижу подобную аномалию. Сколько раз уже ты играла? Сто? Пятьсот? Тысячу? По теории вероятности ты давно уже должна была выиграть свою смерть! Но не везет - и все тут! Зато ты каждый раз в точности угадываешь самоубийцу, кем бы они ни был. Ты уверена, что не хочешь умереть как-нибудь по другому, мм? - хитрый отблеск карих глаз Крупье в бликах от каминного огня казался отблеском адского пламени.
- Я жила так долго, что, пожалуй, заслужила выбрать свою смерть. - Устало ответила Светлана и поднялась, собираясь уходить.
- Не останешься на чай? Настоящий, из Цейлона 21 века, вы, кажется, в свое время такое пили?
- Нет, спасибо, я пойду.
Девушка кивнула Крупье, прощаясь, и спустившись по старой лестнице, вышла за дверь. На дворе шел 128 год Первой Эпохи Нислэгийн, 4031 со времен Рождества Христова. У Светы был еще целый год до следующей Игры...

@темы: проза, моя проза, моё

07:41 

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Зима качает колыбель
Давно забытых поколений,
И череду пустых мгновений
Смывает белая метель.

Луна плывет сквозь облака,
И город дремлет безмятежно,
И ветер шепчет тихо, нежно,
И ночь, как небо, глубока.

Мерцает робких звезд пунктир,
И всё мне кажется бездонным -
И этот мир, в меня влюбленный,
И я, влюбленный в этот мир.

@темы: зима, моё, мои стихи, стихи

09:44 

МОЖНО!!!

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Название: Золотое яблоко
Заявка и автор: "We are wild", Uchiha Sasuke
Автор: Abygael
Канон:Ребут
Рейтинг: G
Пейринг: Кирк/Спок
Жанр: кид-фик, АУ
Количество слов: 6992
Примечание: Фанфик написан для Star Trek Reverse 2014
Дисклеймер: Кесарю - Кесарево. Мне - мое. Что не мое - то чужое.
Описание: После ссоры с мужем, Аманда забирает Спока на Землю. Но сможет ли кто-нибудь принять его на Земле, если не смогли на Вулкане?
Благодарности: Незабвенной MelamoryBlack! Мэл, господи, что бы я только без тебя делала!!! Спасибо тебе за волшебнейшие баннер и разделители!!! И за то, что п омогла разобратьcя с кодом! >< Пусть все знают, какая ты замечательная! И еще искренняя благодарность Автору заявки за чудеснейший клип и за то, что познакомил меня с прекрасной песней "young volcanoes" группы Fall Out Boy, под которую и писался фанфик.


изображение

@темы: фанфики, моё, k\s, Star Trek

07:56 

Рудник - 1

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Название: Рудник
Автор: Abygael
Бета: word
Фандом: ST 2009.
Жанр: преслэш, слэш в проекте, драма,
Пейринг: К/С, вся разношерстная компания.
Рейтинг: R (достаточно взрослый)
Дисклаймер: как же тяжело от них каждый раз отказываться)))
Предупреждение: АУ! И в связи с этим ООС. Я буду стараться выдержать их характеры, но конкретно в этом фике ООС будет более выраженным в связи с задумкой сюжета.
Размер: планируется миди
Статус: в процессе написания
Саммари: Земляне вышли в космос, но контакта с другими расами (в т.ч. вулканцами) не было. Джим Кирк так и не стал капитаном звездного флота - из-за болезни матери он был вынужден бросить учебу и пойти на заработки. В стремлении быстро набрать нужную сумму на лечение, Джим летит на отдаленную промышленную планетку, где недавно открыли необычайно ценный минерал. Однако, вскоре Джима начинают терзать смутные подозрения: что-то на этом руднике явно нечисто...

глава 1. Прибытие

@темы: фанфик, спирк, моё, k\s

Ода холодному городу

главная