• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: эби (список заголовков)
21:44 

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
P.S. Кирилл, прости, обещай ржать хотя бы не очень сильно )




Самолет взлетал,с протяжным стоном пытаясь преодолеть земное притяжение.

Эби смотрела в круглый иллюминатор на город, оставшийся там, внизу, позади... Улыбчивая стюардесса вещала пассажирам об оказываемых услугах и правилах поведения на борту. Но девушка не слышала - ее глаза неотрывно следили за уменьшающимися силуэтами шпилей и мерцающими в ночи, словно миллионы свечей, окнами.

Позади оставался Город. Годы. Гордость. Горечь. Голод. Холод и тишина...

Все закончилось внезапно. Оборвалось, обрушилось, рассыпалось прахом - никто не понял, как это произошло. Несколько слов - и все окончено. Все оказалось так глупо и просто: дернуть за одну маленькую ниточку - и запутанный узел распался сам собой.

Отец рассказывал ей страшилки про черного человека. Он говорил: Черная тень забирает непослушных детей и крадет их в свое черное царство. Но ей не было страшно. Она уже жила во тьме, и что могло быть хуже того, что уже было? Отец не знал, что Тьма отмечает своих детей, и черный человек никогда не нападет на отпрыска ночи. Он будет защищать дитя ценой своей жизни, он заберет его на самое дно колодца, черного и холодного, как пустота космоса, но только там не будет звезд...

Она не хотела тьмы. Она хотела света. Она хотела выплыть.

Вегетарианцы, утверждающие, что человеческие зубы не приспособлены для употребления мяса, несут полную чушь. У человека есть восемь резцов, прекрасно захватывающих и разрезающих любое мясо. У человека четыре острых клыка, разрывающих волокна мышц и удерживающих трепещущую пищу. Четыре премоляра, участвующие наряду с клыками в отрыве и раздавливании жестких кусков, и моляры - перетирают оторванные части. Человеческие зубы достаточно остры, чтобы впиться в плоть, вырывая куски мяса из дрожащего тела, разрывая волокна упругих мышц, рот заполняется солоноватой кровью...

Эби вздрогнула, вязкая тошнота подкатила к горлу, сердце ускорило свой бег.

НЕТ!!!

Дрожащие руки нашарили в кармане маленькую баночку, отчаянно срывающиеся пальцы сковырнули пластиковую пробку, на ладонь просыпались маленькие округлые таблетки. Она не хотела помнить. Она не хотела знать.

Полноватый мужчина справа сочувственно улыбнулся.

- Боитесь полетов, да? Я тоже вот раньше боялся...

Эбигейл не слушала. Баночка падает обратно в карман, несколько резких движений - и в горло уже льется ледяная вода, проталкивая ставшие в горле таблетки дальше.

Дыхание постепенно начало замедляться, бешено бьющийся в висках пульс - успокаиваться...

Последнее время подобные приступы паники случались всё чаще.

Эбигейл прикрыла глаза. Как бы она хотела, чтобы этот кошмар поскорее закончился!

Алан... Алан похоже, не хотел.

Ей было страшно. Ей было больно. Она бежала от себя самой по лабиринту, из которого не было выхода - и никто не мог ей помочь. А может быть, даже не хотел...

Он был против. Он говорил, что от лекарства будут последствия. Доктор Лантье предупреждала, да. Но разве это не лучший выход? Она бы всё отдала, чтобы избавиться от демона, живущего внутри и выжидающего, чтобы нанести очередной удар!

Она бежала.

И это было нелегко.

Наверняка ее станут искать - и тогда...

Нет, Раф обещал, что все будет сделано, как она просила. Сердце еще раз сжалось от боли, когда она вспомнила родные лица... Она ушла, не попрощавшись, взяв только необходимый минимум: сумка, теплые вещи, смена белья, деньги, старые документы и новые - сделанные в рекордный срок...

Ясёна, Гудрон, Марк, Мэл Блэк, Колонкин, все ребята и... Алан.

Эби тряхнула головой и зажмурилась, не позволяя жгучим слезам пролиться. Она поступает правильно. Она поступает правильно.

Раф обещал, что никто ничего не узнает. Конечно, он не мог провернуть все в одиночку, но если он доверяет своим людям, то и Эбигейл должна. С "крысами" в их Общине расправлялись безжалостно. Она будет в безопасности.

Это было нелегко.

Но в этом мире, если у тебя есть связи, ты можешь всё.

Несколько перелетов, пять или шесть пересадок, купленная квартира в Лондоне, важно - новые документы, все, чтобы запутать след, если основной план не сработает. Но он не мог не сработать.



Где-то в Городе N Эбигейл Каччия,выпускница N-ского Университета, поднялась по трапу на борт рейса AF2342 "Город N - Биллун, Дания".

Где-то в Германии, в аэропорте Франкфурте, Арманда Певальски, молодая учительница средних классов, спустилась на посадочную площадку с рейса LH 0927 "Лондон - Франкфурт-на-Майне".

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Список погибших в авиакатастрофе в г. Биллун, рейс AF2342 "Город N - Биллун, Дания".
№ п/п Статус Ф.И.О. Дата Рождения
1 пассажир Энн Уолси 11.02.1963
2 пассажир Петер Вибек 30.08.1950
3 пассажир Вацлав Кашински 05.01.1983
4 пассажир Эбигейл Каччия уточняется
5 пассажир Люсьен Ламьер 02.07.1966
6 пассажир Дерек Бёрнс уточняется
7 пассажир Диана Инк 24.07.1970
8 пассажир Тарани Бойлен 09.01.1951
... ... ... ...





 

@темы: эби, творчество, проза, моё

00:40 

Эби II - 4

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Утро понедельника встретило Эби отупляющей головной болью. Тихо застонав, девушка потянулась и не без труда приподняла опухшие веки и, щурясь от утреннего света, уставилась в потолок. Мышцы словно налились свинцом, а голова казалась совершенно неподъемной, и стоило ли говорить о том, что она совершенно не выспалась?

Медленно повернув голову, Эби уставилась на циферблат будильника и тяжело вздохнула. Пол-одиннадцатого. Она не проспала, но имела все шансы опоздать, если прямо сейчас не встанет и не пойдет умываться... но так не хотелось...

Совершив над собой прямо-таки нечеловеческое усилие, девушка медленно приподнялась на руках и уселась на кровати. Почему-то даже это простое движение заставило ее дыхание сбиться, после чего она была вынуждена посидеть еще с минуту, восстанавливая дыхательный ритм.

Она еще раз бросила обреченный взгляд на часы и встала, тяжело опираясь на прикроватную тумбочку. Что-то мягкое скользнуло по коже - Марта нарочно задела хозяйку гордо поднятым хвостом и, требовательно огласив квартиру пронзительным мявом. Цель послания была предельно ясна, как если бы кошка говорила на человеческом языке:

- "Жра-а-а-ать!"

- Погоди, чудовище... - раздраженно пробормотала Эби, переступая через гибкое тельце, так и норовившее подвернуться под ноги. Придерживаясь за стены, девушка добралась до ванной и с мрачной решимостью уставилась в настенное зеркало. Увиденное ее ничуть не обрадовало.

Взлохмаченные волосы, опухшее, бледное до нездоровой желтизны лицо, запавшие щеки, из-за чего черты лица казались еще острее, темно-синие мешки под глазами....

- Красавица... - выдохнула Эби, мрачно улыбаясь своему отражению, и принялась методично чистить зубы, продолжая критически разглядывать себя в зеркале. Можно ли устранить все последствия плохого сна за оставшиеся полчаса? Теоретически...

Все оставшееся время Эби посвятила сборам на работу и приведению себя в божеский вид, усиленно отгоняя от себя мысли о вчерашнем письме. Не сейчас. Потом. Позже. Как-нибудь в другой раз.

Тщательное умывание ледяной водой и старательно нанесенный макияж немного спасли ситуацию, однако Эбигейл все равно осталась недовольно результатами. Впрочем, большего за этот краткий промежуток времени сделать было просто невозможно. Быстрый завтрак - впитая залпом кружка черного чая, привычная доза лекарств, покормить кошку, одеться, подхватить необходимые бумаги и, спешно запихивая их в сумку, вылететь из квартиры впритык.

Каблучки простучали по лестнице, вежливое, но быстрое приветствие с соседкой, фрау Киттель, жалобный всхлип дверного колокольчика - и Эбигейл вырвалась на улицу. Не сбавляя скорость, резко повернула направо и быстрым шагом, чуть ли не переходя на бег, направилась к остановке.

К счастью, почти сразу подошел маленький аккуратный автобус, приветливо распахнувший двери. Мельком глянув на номер, уже почти заскочив на ступеньки - фух, точно тот! - Эби плюхнулась на сиденье и перевела дух. Если повезет, она даже придет вовремя. Уж что-что, а это в университете ей вбили в голову прочно - учитель опаздывать не должен ни в каком случае!

Оплатив проезд, девушка наконец-то позволила себе расслабиться. Как минимум на пятнадцать минут можно было отпустить все мысли и бездумно смотреть в окно на проплывающие мимо дома и дворики. Прислонившись лбом к стеклу, Эби рассеянно размышляла обо всем - и ни о чем, старательно избегая воспоминаний о вчерашнем дне. Стоило в голове промелькнуть лишь слабому отблеску, отзвуку вчерашних переживаний, как она тут же отметала его - прочь, прочь! Не сейчас! Еще чего не хватало - прийти на урок в состоянии "полураспада".

То, как пройдет урок, зависит и от настроя и эмоционального состояния учителя...

Эби старалсь. Последние месяцы она жила с ощущением, что никогда еще так не старалась, как здесь и сейчас - в этом городе, в этой небольшой школе искусств, куда ей посчастливилось устроиться полтора года назад. Приехав в незнакомую, чужую страну она с головой ринулась в бурлящую реку новой жизни, растворяясь в ней, отдаваясь без остатка. Как человек, упавший в грязь, принимается усердно отмываться под струями воды, так и она с остервенением окунулась в новую жизнь, прилагая все усилия на то, чтобы на этот раз земля под ее ногами не покачнулась в самый неподходящий момент.

Впрочем, ничего другого ей и не оставалось.

@темы: Эби II, эби

00:25 

Эби II - 3

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
... Со всем уважением,

Федор Колонкин. "

Дочитав письмо, Эби еще несколько минут не двигалась, невидящим взором уставившись в одну точку, В серых глазах, устремленных куд-ато вглубь себя, отражался призрачный свет монитора.

Наконец, медленно выдохнув, она обесссиленно откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. Пальцы отбивали нервную дробь по деревянной столешнице.

Вернуться. Он просил ее вернуться. Куда? Зачем, для чего? Кто-то ищет ее? Но почему? Уехав из Города, она порвала все свои связи, оставила все позади и последние два года усиленно пыталась все забыть, начав жизнь с чистого листа...

Неожиданно ей стало очень жарко, резко вскочив она быстрыми шагаим пересекла комнату и распахнула окно - в дом тут же ворвался горький аромат октябрьской ночи. Но этого ей показалось мало, как загнанный дверь, девушка отчаянно метнулась к балконной двери , открыла ее настежь и замерла в проеме, всей грудью вдыхая ледяной воздух. Промоглый ветерок с Рейна пробежал по голым рукам и спине, пробуждая мурашки, ласково коснулся разгоряченного лба и горящих щек, проник внутрь с тяжелым вздохом, обжигая легкие...

Эбигейл наверняка бы так и застудила себе что-нибудь, если бы не Марта, которой надоело следить за метаниями хозяйки - кошка настойчиво потерлась об ноги, требуя, чтобы на нее обратили внимание. Эби рассеянно бросила взгляд серебристых глаз на питомицу и, наклонившись, подхватила немаленькую Марту на руки. Постояв так еще с пару секнд, она, наконец, сделала над собой усилие и приказала себе успокоиться.

- Хватит! Над этим можно подумать и после. В конце концов, утро вечера мудренее...

Опустив кошку на диван, она закрыла балкон и окно и замерла в комнате, ежась и неожиданно для себя осознавая, что, оказывается, дома стало ощутимо холоднее.

Потирая предплечья, она еще раз бросила взгляд на письмо, в каком-то отчаянии кусая губы.

Все, что она хотела - забыть, забыть, забыть! И чтобы ее оставили в покое... Но вот всего лишь одно письмо - и в памяти, вопреки желанию, начинают воскресать образы, звуки, запахи, давно забытые чувства...

Осенний воздух, пропитанный ароматами кофе, шелест страниц, глухой звук дверного колокольчика... ледяной ветер, носящийся по улицам... влажная затхлость темных туннелей... яркие глаза поездов... зима... белый покров на тротуарах... обездвиживающая тишина, белизна, чистота - и сквозь нейтральный тонкий аромат морозного воздуха - ярким всплеском воспоминаний оранжевая россыпь апельсинов, чей резкий запах связал ее со столь удивительными людьми...

- НЕТ!!!

Эби схватилась за голову, отгоняя воспоминания.

Прочь, прочь, прочь! К черту письмо, я никуда не поеду! -простонала она сквозь зубы в исступлении, с ужасающей ясностью понимая - поедет. Поедет! Словно она все эти два года жила с подспудным ощущением того, что рано или поздно Город поманит ее обратно в свои объятия, потянет за ниточки, протянувшиеся к ней из прошлого, словно говоря незадачливой беглянке: Ну полноте, поигрались - и хватит, пора домой...

В очередной раз удержавшись, чтобы не начать метаться по комнате, девушка нарочито медленно подошла к компьютеру и, усевшись на краешек седушки, медленно, делая остановки чуть ли не после каждого слова, перечитала письмо. Также медленно закрыла браузер и, подумав немного, выключила компьютер. Думать не хотелось. Не хотелось вообще ничего. Оставалось лишь одно желание, скорее даже не желание, а острая необходимость - забиться в дальний темный угол, зарыться в меховые одеяла, свернуться калачиком и тихо поскуливать от ужаса и отчаяния. Но этого она не могла себе позволить.

Еще раз вздохнув, Эби подцепила Марту, щелкнула выключателем на настольной лампе и направилась в спальню. на большее сейчас она была не способна.

Скользнула на ледяную простынь, подогнув колени и прижав к себе теплую кошку, укуталась в холодные одела и замерла, ожидая, когда материал наберется тепла ее тела и она перестанед дрожать. Кошка в ее руках затянула свою незатейливую песенку. Эби закрыла глаза и попыталась расслабиться и отвлечься от мрачных размышлений... но сон не шел. Ресницы вспорхнули вверх и серые глаза уставились в темноту. Даже сейчас она могла различить каждую мелочь в, казалось бы, непроглядной тьме. Наука, усвоенная в детстве, не покинула ее и сейчас... В глаза словно насыпали песку, но стоило их закрыть - и перед мысленным взором вставали лица всех тех, кого она оставила позади, с кем порвала связи - с кем охотно, с кем - переступив через себя...

Дыхание заблудилось где-то в легких, горло саднило, но глаза оставались сухими.мир колыхался вокруг, расходился кругами и тусклыми пятнами, само равновесие ее маленькой, тщательно выстраиваемой вселенной пошатнулось. Единственным островком покоя оставалось тихое мурчание Марты, которое, словно якорь, удерживало ее, чтобы не сорваться в пучину отчаяния. Настороженно слушиваясь в это упорное тарахтение, Эби и сама не заметила, как погрузилась в беспокойный, болезненный сон...

@темы: Эби II, эби

00:25 

Эби II - 2

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Почти пустой вагон метро тихо перестукивал колесами свою колыбельную, мерно укачивая последний своих пассажиров...

Почему-то Эби вспомнился маленький стишок, неизвестно когда и неизвестно от кого услышанный:

На полустанке полумесяц
Глядел в окно и видел, как
В полупустом полувагоне
Томился полупроводник...

Она сидела на кожаном сиденье, привалившись к поручню и сонно оглядывая выкачивающийся вагон. Кроме нее в нем было двое - какой-то пожилой мужчина и кутающаяся в кружевную шаль женщина. В темных окнах отражались бледные всполохи ламп, когда же поезд останавливался на очередной остановке, через стекло можно было видеть обрывки названий станций. Двери с каким-то умиротворенным рычанием и сопением раскрывались, ожидая, когда в вагон хлынет человеческий поток... но его не было. В это время станции были уже пусты.

Убаюканная мельканием тусклых огней тоннеля и нерешительным помигиванием лампы в вагоне, словно она никак не могла решиться - погаснуть ей, или все-таки продолжить гореть? - Эби из-под полуприкрытых век бездумно смотрела на пустующее сидение напротив.

Ей смутно казалось, что она это все уже видела, но было это в другом месте, когда-то очень-очень давно... и мстилось, что едет она в совсем другом метро, совсем в другом городе... вот заскрипят натужно тормоза, состав плавно остановится, распахнутся железные двери, и сухой женский голос прошелестит в динамиках: "Станция Sleeping-Pill, платформа справа!"...

Эби резко вынырнула из забытья, внутренне сжимаясь, испугавшись неожиданного прикосновения - кто-то тронул ее за плечо. испуганно и непонимающе оглядываясь, она уперлась взглядом в пожилого пассажира вагона.

- Wach auf, Frau, das ist die letzte Station!

Эби не сразу сообразила, что к ней обращаются на немецком, и начала было что-то лепетать, но тут же осознав, что несет что-то не то, согнала с себя остатки сна и благодарно улыбнулась мужчине.

- Oh. Danke Shön...

Еще раз виновато оглядевшись, Эби вышла из вагона. Ей повезло, что она выходила на последней станции - иначе бы как пить-дать проспала бы...

Уже как два года она переехала во Франкфурт, но до сих пор, когда случалось задуматься, она теряла ориентацию и порой забывала, где находится. Возможно, дело было в привычке, и в том, что два года - все-таки мало, но про себя Эби думала, что дело в лекарствах, которые ей назначил врач - слишком уж она стала рассеянной в последнее время.

Десять минут по освещенным тихим улочкам - и вот она дома. Она снимала квартиру в небольшом трехэтажном доме, под самой крышей. Домохозяйка, фрау Рихтер, суровая дама лет шестидесяти, отдала двухкомнатную квартиру в полное распоряжение Эбигейл. Девушка ни за что бы не согласилась - не потянула бы по деньгам, но фрау Рихтер, которой срочно нужны были деньги, снизила цену до вполне приемлемой.

К тому же, постоялицв ее вполне устраивала - вела себя тихо, неизменно вежливо, мужчин к себе не водила, соседи на нее не жаловались, к тому же работала, кажется, учительницей в школе искусств, была девушкой приличной, да и ренту платила исправно. В целом, претензий у фрау Рихтер к постоялице не было, как и у Эбигел к ней.

Ключ с тихим щелчком провернулся в замке и дверь бесшумно открылась. Аккуратно вытерев ноги, Эби прошла в узкий коридор, освещаемый лишь отсветом настольной лампы, стоящей на столе в зале.

С усилием стянув сапоги, Эби бросила их в даль по коридору и с наслаждением прошлась по деревянному полу, про себя кляня каблуки, на которых хоть худо-бедно и выучилась ходить, но не любила и сей день. Сумку постигла та же участь, что и сапоги, проскользив по паркету, она уехала в дальний угол.

Послышался глухой мягкий стук и требовательное "Мррмяу" - из дальней комнаты вышла крупная полосатая кошка, высоко задрав пушистый хвост.

Эби сама не знала, на что идет, когда взяла у подруги котенка породы Мейн-Кун... теперь же Марта выросла в очень даже не маленькую кошку. Для рыси -маловата, но для домашней кошки -явный перебор.

Зеленые глаза терпеливо наблюдали за тем, как Эби переодевалась, хвост нетеппеливо подрагивал. Но вот девушка оделась в домашнее - и кошка резво побежала на кухню, справедливо полагая, что ее сейчас будут кормить.

Нарезав зверю кусочков сырого мяса, а сама поужинав наспех сготовленой яичницей (готовить что-то серьзное было лишком лениво), Эби заглотнула очередную маленькую армию таблеток и плавно переползла с кухни в зал. Марта последовала за ней, и стоило хозяйке забраться с ногами в кресло, закутавшись в плед, кошка проворно забралась ей на колени, утробно мурлыкая.

Эби рассеянно почесала Марте шейку и включила компьютер, выключив лампу - света от монитора было вполне достаточно.

Конечно, следовало бы лечь спать, чтобы наконец-то выспаться, но уж слишком Эби любила такие тихие уютные вечера - забраться в любимое мягкое кресло, укутаться в пушистый плед и чувствовать, как мелкой дрожью трясется теплая мурлычащая кошка у тебя на коленях... в иное время она бы дополнила картинку чашкой вкусного кофе, но его нельзя было пить одновременно с лекарствами, поэтому приходилось обходться с ароматизированной свечой, которая, по правде говоря, в незаженном состоянии пахла куда сильней, чем когда горела...

Делать было нечего и Эби вяло бороась со сном - скорее из упрямства и по старой привычке, когда хотелось заняться чем-нибудь в свое удовольствие, а времени категорически не хватало... но вот время было, но заняться было особенно нечем...

Опять же по старой привычке Эби зашла на почту - удалить сводки новостей, которые она теперь даже иногда читала, очистить ящик от спама и просто в очередной раз убедиться, что ничего нового не произойдет.

Однако, помимо обычных информационных писем, одно привлекло ее внимание - в графе "отправитель" стоял явно незнакомый адрес.

Нахмурившись, Эби дважды кликнула на ссылку - и при виде имени, которое значилось над письмом, в душе прочно поселилось нехорошее предчувствие.

Федор Колонкин.

Собравшись с духом, Эби бегло пробежала глазами по первым строчкам письма...



" Здравствуйте, мисс Каччия... " - так оно начиналось.

Эби встала, несмотря на протестующий мяв Марты, сходила на кухню, трясущимися руками налила себе стакан воды, чуть не выронив графин. Выпила его залпом. Немного подумав, выпила также двойную порцию успокоительного.

Мисс Каччия... давно уже никто не называл ее так. Для всех здсь она была фрау Певальски. Даже звали ее сейчас по-другому - при знакомстве она представлялась всем своим вторым именем, данном ей в честь матери - Арманда. Арманда Певальски.

Прошлое, от которого она так долго убегала, наконец-то ее настигло.

Немного постояв, она налила себе еще стакан воды и тяжело упала в кресло, уставившись в экран.

@темы: Эби, Эби II

00:24 

Эби II - 1

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
- Всем пока! До завтра! - Эбигейл махнула рукой девушкам, закрывающим магазин, и поднырнула под счетчик, фиксирующий количество заходов-выходов из магазина. - маленькая хитрость, которой ее научили сотрудницы.

Витрины и стенды торгового центра пестрели яркими вывесками, неоновыми пятнами и громкими лозунгами, из-за поблескивающих стекол, замершие в неестественных позах, на девушку слепо таращились манекены.

Эби спешно простучала каблучками по плитке, спускаясь по лестнице, мельком глянула на электронные часы - без двадцати трех десять.

Домой, домой, домой - торопил внутренний голос, побуждая ее идти еще быстрее.

Вежливый кивок охраннику, проводившему ее равнодушным взглядом - и удар холодного октябрьского ветра в лицо, когда она толкнула стеклянную дверь. Девушка поежилась, запахивая поплотнее твидовое пальто, на еще один раз обмотала вокруг шеи шарф и с мрачной решимостью ринулась в темноту.

По дорогам, сверкая фарами, все еще сновали автомобили, изредка на тротуарах попадались припозднившиеся прохожие.

По-осеннему горький воздух был полон ароматами прелых листьев и холодной свежестью надвигающейся зимы.

Тенью пронесясь через полуосвещенный сквер, Эби вышла к светлому пятну остановки. Автобусы в это время ходили уже редко, но на стоянке рядом припарковались парочка таксистов...

Эби косо глянула на них, дыша на заледеневшие ладошки, но тут же отернулась.

Нет уж, девочка, не такие мы с тобой уж и богатые, разъезжать на такси. Вот получишь зарплату - катайся себе, сколько хочешь, а до зарплаты еще дожить надо.

Сверкая пустым салоном, мимо промчалась маршрутка. Эби едва успела разглядеть ее номер - и недовольно поморщиться - на ней она бы доехала прямо до дома. Впрочем, видимо, водитель ехал уже в гараж и подвозить кого-то ему было не с руки...

Тихо вздохнув, она переступила с ноги на ногу. Колени противно ныли. В голове билась одна единственная мысль: Домой. А потом лечь. Лечь и не вставать.

А ведь завтра на работу... и послезавтра... и послепослезавтра.... - мрачно подумала Эби и снова переступила каблучками, ежась. Такими ясными и холодными вечерами она как никогда отчетливо чувствовала, что зима близко. В прошлом году она выпала мягкой, но в этом уже сейчас ощущалось - поблажек горожанам не будет. Уже сейчас по утрам мостовая схватывалась тонким, но очень опасным ледяным покровом - шагу не ступить. Приходилось выходить из дому заранее и идти медленно-медленно, придержиась рукой за стены и любые попавшиеся предметы.

Эби откинула голову и вгляделась в черничное небо, силясь разглядеть звезды, но сегодншняя ночь очень скупо разбрызгала тусклые искорки, которые то и дело таяли в бурых пятнах облаков. Она проследила, как растяло облачко пара ее дыхания, задержала вдох, затем выпустила еще одну длинную струюсеребристого пара, которая тут же растворилась в свете фонаря. Постояв еще несколько минут, она, не выдержав, достала телефон и глянула на часы - четырнадцать минут одиннадцатого. Девушки уже должны были закрыть магазин и, наверняка, уехали - у Марии была машина. Ей, пожалуй, следовало бы дождаться их, тогда бы девчата ее подвезли, но...

Эби вздохнула и сунула телефон обратно в сумку. Еще работало метро. Если она еще будет тут стоять, то не факт, что едет, а на метро может и не успеть.

Серые глаза напоследок вгляделись в сверкающую ленту дороги - она была пуста.

Что ж, метро - так метро...

@темы: Эби II, эби

00:23 

Эби - 7 лет спустя.

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Продолжая историю о своей любимой Эбигейл, так и не законченной, я начала думать о том, что моглло бы случиться с Эби 25-летней... Ностальгируя по Городу и всему хорошему, что осталось лишь в воспоминаниях, родилась новая история, которую я тоже когда-нибудь продолжу. На этот раз я бы хотела, чтобы она была чуть более продуманной, чем раньше, поэтому:

Эби - продолжаем размышлять

Итак, у Эби - паросмия, судя по всему. Паросмия - признак поражения височной доли головного мозга... Про поражение височной доли, собственно:

Поражение височной доли

На поверхности височной доли находятся участки коры, связанные с функцией понимания речи (зона Вернике в верхней височной извилине), а также с окончанием центральных слухового и обонятельного путей. Задние отделы относятся к лимбической системе. Здесь заканчиваются ассоциативные волокна от сенсорных отделов коры и энтероцептивные афферентные пути вегетативной нервной системы. В задних отделах височной доли проходит также зрительный путь, содержащий волокна от задней половины сетчатки.

При поражении височной доли наблюдаются:
• Неврологические нарушения в виде гомонимного выпадения путей зрения, особенно верхняя квадрантная гемианопсия. Центральных нарушений функции обоняния юти слуха (при одностороннем поражении) не обнаруживается. При процессах, распространяющихся в глубину до бледного шара, нарушается координация движений и развиваются непроизвольные хореоатетоидные движения.
• Эпилептические припадки часто носят характер психомоторных, возможна вторичная генерализация. Бывают также приступообразные слуховые галлюцинации (при поражении поперечной извилины Гешля), а также вкусовые или обонятельные галлюцинации (поражение крючка).
• Психопатологические и нейропсихические расстрой ства в виде нарушения внимания при процессах в средненижних отделах височной доли (гиппокамп), при этом может особенно страдать вербальная память. В дальнейшем развиваются нарушения настроения в виде дисфории и раздражительности, иногда имеют место расторможенность и амнестико-афатические расстройства. Описано также снижение музыкальных способностей и нарушение ощущения времени.

Среди этиологических причин поражения височной доли на первом плане стоят:
• опухоли, прежде всего глиобластома, реже менингеомы, например боковая менингеома крыла основной кости;
• черепно-мозговая травма, особенно сотрясение при воздействии удара спереди или сзади;
• нарушения кровообращения, причем аноксия, в том числе в дородовом периоде, может поражать наиболее чувствительную парагиппокампальную извилину и спустя многолетний латентный период вызывать височные эпилептические (психомоторные) припадки;
• абсцессы мозга могут развиваться в височной доле после перелома пирамиды височной кости;
• среди атрофических процессов в начале болезни Пика наблюдается более или менее изолированное поражение коры височной доли.


В целом, мне тут более-менее все понятно, однако лучше б мне какой-нибудь медик это разъяснил...

Придумала же я ее на свою голову))) Теперь вот сам думаешь - а что? А почему? а как?

Раньше думать надо было) А теперь и медиков знакомых нет... биолог есть, но там все больше по цветочкам-пчелкам-червячкам, так что Валя мне тут не помощник. С Соней я уж лет как 6 не общаюсь, глупо было бы нагрянуть, сунуть ей под нос термины и спросить: а так может быть? Неее... сама башка-дура думай.

@темы: Эби II, эби

19:48 

Флэшбэк

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Эби Каччия, август 2001
- Эбигейл Арманда Каччия!! - звучная речь эхом отдавалась в темных туннелях, отталкиваясь от стен и причудливо искажаясь, становясь еще громче и из единственного голоса превращаясь в настоящий хор.
9-летняя девочка, крадущаяся по темному земляному коридору, дернулась, замерла, затем вздохнула и понуро обернулась. Из одного из боковых переходов, которые считались тупиковыми, вышел некогда статный, высокий мужчина, - а теперь сутулящийся старик с посеребренными сединой висками - ее отец. Однако несмотря на кажущуюся слабость и возраст, в нем по-прежнему чувствовалась сила. Например, в такие моменты, как этот. Особенно в такие моменты, как этот. Низкий голос дрожал от гнева, а слепые глаза смотрели с безграничным осуждением. И хотя Эби знала, что он не может ее видеть, но ощущение того, что он пронзает ее взглядом, никуда не уходило.
- Кажется, только вчера вечером я говорил вам, юная леди, о последствиях, которые ждут вас, если вы уйдете из дома без предупреждения. И, тем более что вас ждет, если вы в очередной раз сунетесь в верхние туннели. - Проговорил отец, подходя и беря непослушную дочь за руку. Его хватка напоминала стальные наручники - такая же крепкая и неумолимая.
Девочке оставалось только молча повиноваться - спорить с отцом было бесполезно. Он сам рассказывал ей о поверхности и что там тоже живут люди, но запрещал подниматься выше третьего яруса. Это несправедливо! Как он может запрещать, после всего, что сам рассказал!? - Эби закусила губу, из всех сил сдерживая слезы. Нет, она не заплачет, чего бы ей это не стоило.
Отец никогда не возражал против ее исследования туннелей, при условии, что она будет следовать всем правилам безопасности и через каждые 10 минут связываться с ним по рации, однако, все, что касалось верхних туннелей, вызывало у него яркий протест. Сегодняшний отцовский гнев объяснялся легко - Эби уже в четвертый раз сбегала из дома в верхние туннели, планируя пробраться на поверхность. И на этот раз простым выговором и запретом на сладкое ей не отделаться. Однако, как он узнал? И как оказался сзади меня? Я ведь не слышала шагов, а в туннелях они разносятся далеко... а тот боковой туннель, из которого он вышел, он же тупиковый был, я сама проверяла! А обогнать меня никак невозможно...
За такими мыслями они дошли до дома. Отец молча втолкнул девочку в комнату, отдернув занавеску, заменяющую им дверь. Девочка сразу понуро встала в до боли знакомом углу, всем своим видом выражая стыд и раскаянье, однако отца так просто не проведешь.
-Две недели домашнего ареста. Никакого сладкого. Никаких походов к Рафу. Будешь помогать мне с травами и лекарствами. Будешь убирать по дому. Все. Я сейчас уйду, но ты отсюда - ни ногой. Поняла меня?.. Эбигейл Арманда Каччия, отвечай, когда с тобой разговаривают!
Девочка молча кивнула.
- Не слышу?
- Да.
- Что да?
- Я никуда не уйду, папа.
- Что ж, мы все тебя слышали. И если ты ослушаешься, Черный Человек об этом узнает. - Кивнув, отец вышел во тьму туннелей.
- Черного Человека не существует! - буркнула ему в след девочка. Это была старая страшилка, которой отец пугал ее, когда она была маленькой. Но теперь-то она большая! Ее больше не пугают сказочки про выдуманных чудовищ, которые забирают непослушных детей к себе в логово. Черный Человек был как раз из разряда подобных чудищ и когда-то, может, Эби и боялась его, но теперь - ни капельки.

День прошел скучно. Она прибралась дома, приготовила суп и перечитала уже надоевшую книжку. Немного походила по комнате, попрыгала на кровати, потискала плюшевого кота и снова плюхнулась на лежанку. Скучно. Скууучно.
- Скучно! - попробовала Эби озвучить свою мысль. Вышло неутешающе. Делать как было нечего, так и осталось. Неожиданно драпировка, скрывающая проход, задрожала и отъехала. На пороге стоял Нико, один из новых подземных жителей. Он был еще молод - ему было от силы восемнадцать, однако для Эби он был одним из наставников в ее шалостях, он знал много всего интересного и еще одна причина, по которой девочка с ним общалась - он категорически не нравился ее отцу.
- Нико! - девочка вскочила и бросилась пришедшему на шею.
- Ну что. красотка, слышал, ты под домашним арестом?
Эби понуро кивнула.
- Ну так смотри и благодари меня, твоего спасителя! Гляди, что я привез!
У Нико и вправду за спиной стояла тележка, на которой возвышалась пара небольших картонных коробок.
- Это что?
- Догадайся! - юноша лукаво подмигнул - телевизор! Настоящий!
Эби восхищенно взвизгнула и захлопала в ладоши. Телевизоры здесь имели только несколько человек, одним из которых был Нико, однако к нему отец ее никогда не пускал, а других обладателей этого чуда техники она не знала. Конечно, телевидения в подземке быть и не могло, однако у кого были телевизоры, у тех обычно имелись и видеомагнитофоны с кассетами. Отец Эби не одобрял и телевидения, и Эби видела фильмы раза два, и то по случайности, оказавшись в гостях.
- Ну как, посмотрим что-нибудь? - Нико снова подмигнул - Ну, помогай доставать что ли?
Вместе они вытащили всю технику из коробки и начали подключать провода к самодельному генератору...за этим занятием их и застал отец.
- И чем это вы занимаетесь, молодые люди? - тихий голос прозвучал как гром в небе. Эби и Нико резко обернулись - на пороге стоял отец девочки. Брови его были нахмурены, слепые глаза уставились куда-то вдаль, но и юноша, и девочка были уверены, что строгий взгляд направлен именно на него.
- А, Питер! Надо же, ты рано вернулся... - парень встал, отряхивая руки о штаны, - мы тут с твоей дочерью собирались посмотреть фильм... ну а раз она наказана и не может выходить за пределы комнаты, я решил принести телик сюда... - Нико еще не закончил свою речь, как отец тихо произнес:
- Вон.
- Да ладно тебе, Старик, чего ты так взъелся...
- Я сказал, вон! Кажется, я уже говорил тебе держаться подальше от моей дочери, ты...
Эби почувствовала, как откуда-то изнутри поднимается волна протеста.
Ах вот значит как…он управляет моим временем…врет мне, рассказывает глупые сказки о Черном Человеке, лишь бы я его слушалась! Запрещает мне смотреть фильмы…запрещает ходить в верхние туннели… запрещает выходить на поверхность…запрещает мне все! А теперь хочет запретить мне видеться с друзьями?
Что-то внутри у девочки заклокотало, забурлило, зарычало и оскалилось, диким порывом поднимаясь к горлу и неистовой волной выплескиваясь наружу…
- Папа… Ты!.. Я…я……! Я тебя ненавижу!!! Ненавижу! НЕНАВИЖУ!!!! – выкрикнув, девочка сорвалась с места, пронеслась мимо ошеломленного Нико и, оттолкнув отца, выбежала во тьму туннеля.
Ей вслед еще неслись крики отца и Нико, однако она уже ничего не слышала – в ушах барабанами гулко стучала кровь, сердце заходилось в неистовом ритме, а грудь душили слезы, вырывающиеся пополам с всхлипами.
Бежать, бежать, бежать, бежать! Куда угодно, лишь бы не возвращаться домой, к нему, бежать…куда? Наверх, на поверхность! Пусть он знает! Я докажу ему! Докажу! Он теперь будет знать! Да я!.. Да он!.. Как он смеет? Как он может?! Бежать, бежать, бежать!!!
Эби неслась вперед, не разбирая дороги, падала, спотыкаясь о неровности пола и одинокие камни, поднималась и принималась бежать снова, она летела вперед, не разбирая дороги, будто за ней гонятся все демоны Ада.
Свернув в очередной раз, девочка со всего размаху врезалась в стену – тупик. В тупом отчаянии она принялась колотить кулачками по стене, сотрясаясь в рыданиях. Это все он виноват, все он! Он! Всхлипывая, она сползла по стене на холодную землю, в последний раз ударив обессиленно кулаком по кирпичной стене. Неожиданно старый кирпич продавился вовнутрь. Что-то заскрежетало, на голову девочке сверху просыпалась земля и песок, а в воздух поднялась пыль, забивавшая нос, из-за чего Эби тут же принялась чихать. Однако, самое удивительное ждало ее впереди – тупик, в который она врезалась, оказался вовсе не тупиком. Прямо на глазах в стене открывался проход, задействованный каким-то скрытым механизмом, который по чистой случайности она активировала. Девочка удивленно распахнула заплаканные глаза – за проходом открылся новый туннель. Эби тут же вытерла рукавом кофты распухшее лицо и швыркающий нос и уставилась в овальный проем. Кажется, там было что-то интересное!
Девочка поднялась и, не заботясь об отряхивании одежды, медленно двинулась в новый переход. В нем явно было что-то странное. Например, стены были округлыми, и на них через равные промежутки горели лампочки. На земле зачем-то лежали огромные металлические полозья, закрепленные огромными болтами, казалось, им нет конца - сверкающие полосы тянулись в оба направления, докуда только хватало глаз. Девочка зачарованно огляделась. Помимо этих странных металлических штуковин на полу тут было еще много всего интересного – например, на стенах и на потолке вдобавок было закреплено множество толстых проводов и кабелей, некоторые даже были закреплены на полу и тянулись параллельно блестящим металлическим полосам.
Интересно, что тут может быть? Тут кто-то живет? Тут есть свет…наверняка тут кто-то живет! Нико говорил, на поверхности светит солнце, и оно прямо как гигантская лампочка…Люди сверху не любят темноту…может, это их дорога? Тогда если я пойду прямо, то выйду на поверхность?!
Сердце девочки зашлось в восторге, былые обиды не забылись, но отступили на миг перед предвкушением волшебного и невероятного, перед верой маленькой девочки в чудеса.
Только вот в какую сторону пойти? – Девочка огляделась, задумчиво кусая губы. Затем, решив положиться на случай, закрыла глаза и начала считать, одновременно махая рукой то вправо, то влево.
- Раз, два, Три, четыре. Сосчитаем дыры в сыре. Если в сыре много дыр, значит...- сосчитав до конца, Эби открыла глаза и убедилась, что закончилась считалочка на правой руке.
- Ну что ж, идем направо! – и девочка, деловито оправив кофту, направилась вперед, к неизвестному. Впрочем, неизвестное как-то не показывалось. Прошло какое-то время, а пейзаж остался неизменным. Вот только впереди, кажется, что-то замаячило – какое-то более светлое пространство или что-то вроде того…что-то странное…Эби прищурилась, стараясь разглядеть путь впереди. Однако, пока ничего не было толком видно. А где-то внутри начало нарастать непонятное беспокойство. Что-то происходило. Что-то опасное. Какая-то угроза надвигалась на нее, но Эби не могла понять – что это и откуда? Однако она привыкла доверять своей интуиции и ускорила шаг. Вскоре позади нее послышался странный шум, все нарастающий и нарастающий гул, который медленно, но верно приближался. Поддавшись чувству страха и внутреннему голосу, который к этому времени не просто подсказывал, а уже истошно вопил, Эби сорвалась с места и со всех опор помчалась вперед…а сзади вдалеке показались два желтых огненных глаза, принадлежащие неведомому чудовищу, которые вызывали у девочки непреодолимый ужас…

__________________________________________________________________

Алан Саммерс, студент третьего курса исторического факультета государственного университета города N, молча мок под проливным дождем. В общем-то, ему не было никакого дело до холодных струй, стекающих по черному плащу, когда крупные капли, срываясь с длинных иссиня-черных прядей, скатывались в глаза, он просто встряхивал головой. Его вниманием завладело изображение женщины на сером граните надгробия. На ее спокойном, умиротворенном лице расцвела теплая улыбка, глубокие карие глаза глядели чуть сочувственно, однако тонкий миниатюрный носик был насмешливо вздернут.
Надпись на могиле гласила: "Арманда Каччия-Певальски. 8 февраля 1961г. – 19 августа 1992г."
Кроме него на эту могилу давно уже никто не приходил, никто за ней не ухаживал, не приносил цветы. Детская память коротка – кто будет помнить бывшую учительницу истории, погибшую в ужасной аварии, когда вам было от силы 10 лет, пусть даже она была одной из лучших людей, которых вы когда-либо встречали? Возможно, Алан тоже бы не помнил, возможно, он бы забыл о ней, как забыли до него все его однокашники. Однако он не мог. Не имел права. Потому что это была его вина. По его вине эта красивая, невероятно добрая, нежная и всепонимающая женщина умерла, когда ей был всего 31 год, оставив осиротевшими горячо любящего ее мужа и маленькую шестимесячную дочь.
Если бы в тот роковой день она не спасла десятилетнего мальчика, перебегавшего дорогу на красный свет, если бы она практически не вытолкнула его из-под грузовика, то на ее месте сейчас был бы он. Алан не имел права забыть.
- Что я могу сделать для тебя, что? Скажи мне, чем я могу искупить свою вину?
Однако, изображение молчало. Его бывшая учительница сочувственно взирала на него с могильной плиты. Наверное, будь она сейчас здесь, она бы хорошенько отрепала его за уши, как частенько это делала в школьные времена. Однако, это было почти 10 лет назад. Возможно, Алан бы не терзал себя так, если бы не знал, что последовало за смертью Арманды, если бы он не знал, что случилось с ее мужем и крохой-дочерью. Однако, ему было известно и о помешательстве Питера, и о его бегстве в катакомбы с маленькой Эби. Алан никогда не забудет то выражение серых глаз Певальски, когда он увидел юного Алана в катакомбах около пяти лет назад. Они друг друга узнали. И тогда Питер сказал ему никогда больше не соваться в туннели, что Алан и не собирался больше делать – слишком много горя принес он этому семейству.
Он медленно опустил букет белых лилий – любимых цветов Арманды – на могилу и простоял еще несколько минут, не обращая внимания ни на хлюпающие водой туфли, ни на промокшую насквозь одежду, затем развернулся и медленно побрел на автобусную остановку. Транспорт подошел только через пятнадцать минут, а затем еще полчаса телепался по грязной дороге до города.
Алан молча смотрел в окно, непроглядная завеса дождя набросила свое покрывало на весь Город N, сменив все яркие краски окружающего мира на свинцово-серый.
Механический голос в динамике объявил:
- «Станция Sleeping-Pill» Следующая остановка...
Но какая остановка будет следующей, Алан уже не слышал, выскочив из автобуса и снова окунувшись в бушующий ливень… Он быстро перешел дорогу и спустился по мокрым грязным ступенькам в нутро подземки. Как и всегда, на станции было заметно прохладнее, чем на улице. Впервые за весь сегодняшний день Алан поежился, почувствовав, что замерз. Закинув заранее купленный жетон в жерло металлического автомата, молодой человек прошел на перрон и встал у края. Где-то рядом уже слышался гул приближающейся электрички, как вдруг раздался гудок и визг тормозов. Это само по себе могло и не быть странным, однако насторожил последовавший за этим истошный крик откуда-то слева. Не успел Алан осмыслить происходящее, как из туннеля на рельсы выскочила маленькая девочка, изо всех сил старавшаяся убежать от надвигающегося поезда.
В голове его только успела промелькнуть мысль: "Как она туда попала?", а тело уже двигалось само – он резко наклонился и, схватив девочку за руки, вдернул ее на перрон. Впоследствии Алан сам себя часто спрашивал, откуда у него взялись силы, хотя и нельзя сказать, что девочка была тяжелой, как раз наоборот, однако попроси его кто-нибудь повторить, он бы вряд ли смог. В тот же момент он действовал по наитию, движимый лишь одной целью – спасти.
Алан плюхнулся со всего размаху спиной на бетонный перрон, крепко прижимая хрупкое тельце к груди. Буквально через несколько секунд на станцию ворвался отчаянно тормозящий поезд.
Кажется, вокруг собрались люди, женщины охали и ахали, мужчины, кажется, хотели вызвать полицию, подлетела возмущенно-испуганная начальница станции. Вокруг крутился сонм голосов, а парень мог только смотреть на маленькую девочку, выдернутую им практически из-под колес поезда.
Он хотел спросить ее, как она себя чувствует, как она вообще оказалась в туннеле?! – однако, смог только выдавить хриплое:
- Жива?
Маленькое тельце задрожало и девочка подняла голову. Огромные испуганные серые глаза уставились на Алана.
Сердце парня пропустило удар. Или два. Он знал это лицо. Он не мог его не узнать. Как такое может быть? Неужели совпадение? В этот день…
- Ты… - начал он, как вдруг девочка, словно очнувшись от ступора, резко выдохнула:
- Черный Человек! – и потеряла сознание.

Еще некоторое время народ, столпившийся на станции, выяснял, что происходит. Алан наплел что-то вроде того, что это дочка соседа, и что он сам отвезет ее домой. (Подумать только, как она могла оказаться в туннеле? Невероятно!) Затем, подняв ребенка на руки и завернув в свой плащ, он проехал до Церкви, где находился один из входов в подземные лабиринты Города N.
Алан-то как раз знал, или по крайней мере догадывался, как девочка выбралась в туннель метро. Внутри него все клокотало от ярости. Если уж Питер решил спуститься в подземные катакомбы, то пусть за дочерью хотя бы следит, как следует! Она же могла погибнуть! И погибла бы, не окажись его на станции в этот момент…
Он еще помнил дорогу к убежищу отца и дочери, хотя и был там всего один раз. Увидев свет в конце коридора и услышав тарахтение генератора, он понял, что пришел. Отодвинув, рукой старую занавеску, заменяющую дверь, Алан зашел в подземное жилище. Сидящий на тахте мужчина резко вскинулся.
- Кто здесь?
- Я пришел вернуть ваше. – Алан изо всех сил старался, чтобы его голос не дрогнул, когда он смотрел на человека, которого он обрек на подобное существование. Питер Певальски сильно сдал. Некогда статная фигура сгорбилась под градом несчастий и проблем, волосы посеребрила седина, а выразительные серые глаза затянула белая пелена. «Он слеп!» – изумленно отметил юноша.
- Кто ты? Что тебе нужно?...Эби?
Мужчина подскочил к Алану и буквально вырвал у него из рук тело дочери.
- Что с ней, она в порядке? – он бережно уложил Эби на кровать и методично осмотрел ее на предмет ранений или каких-либо травм.
- Она выбралась в туннель метро. Вам следует лучше смотреть за своей дочерью. Если бы не счастливая случайность, она бы сейчас была уже мертва. Она испугалась и потеряла сознание. Стоит отдать ей должное, сделала она это уже после того ,как ее спасли.
Старик медленно повернулся к Алану.
- Я тебя знаю…это ты…тот мальчик десять лет назад…
- Точнее, девять.
- Ты Саммерс…Алан Саммерс!
- Да. – просто ответил молодой человек.
Мужчина тяжело вздохнул и опустился на край лежанки, проведя рукой по незрячим глазам.
- Спасибо…спасибо тебе. Ты можешь остаться…я…
- Нет, я, пожалуй, пойду. Я обещал вам здесь никогда не появляться. Так что я больше не помешаю.
- Хорошо – еще раз вздохнул Питер.
- Прежде чем я уйду, я хотел спросить…Ваша дочь…Эбигейл, кажется…? Так вот…она потеряла сознание, когда ее вытащили из туннеля, но перед этим она сказала странную фразу.
- Какую же?
- Черный Человек или что-то вроде того…
Мужчина, к удивлению Алана, улыбнулся.
- Могу я предположить, что вы сегодня одеты в черное?
- Ээ...да...я сегодня был на могиле вашей жены, поэтому оделся в траурный цвет.
- Вот как…- слепец хмыкнул и провел рукой по волосам дочери. – Это сказка…старая сказка…если ты не будешь слушаться родителей и будешь убегать в верхние туннели, то за тобой придет Черный Человек и утащит тебя в свое темное логово. Он черный с ног до головы, у него черные одежды, черные волосы и черные глаза, но чернее всего его душа…. Я рассказывал Эби иногда эту страшную сказку, когда она не хотела слушаться.
- Понятно. Спасибо. – Алан развернулся и отдернул занавеску, чуть пригнувшись, чтобы не задеть дверной проем головой. Он уже почти вышел за порог, когда его догнал голос Певальски:
- Эби ошиблась. Вы не Черный Человек, юноша. У вас не черная душа. Иначе вы бы не стали спасать маленькую девочку из под колес электропоезда, рискуя собой.
Алан на это промолчал, шагнув во тьму подземелья.

___________________________________________________________________

Когда Эби очнулась, она еще долго не могла разговаривать от пережитого шока. Несколько месяцев девочка приходила в себя. Она дала себе зарок никогда больше не ослушиваться отца и никогда не подниматься в верхние туннели, даже не помышлять о поверхности. Она даже не догадывалась о том, что отец уже принял решение отдать ее в школу.
Еще несколько лет она цепенела при единой мысли о поверхности, однако любопытство со временем пересилило и она, уже с разрешения отца, совершила свои первые походы «на Землю», а затем и поступила в городскую общеобразовательную школу города N c помощью документов, подделанных одним из знакомых отца.

___________________________________________________________________

Алан после возвращения Эби отцу, снова пришел на кладбище.
На безоблачном ослепительно-голубом небе сияло теплое солнце, сверкающее своими многочисленными отражениями в лужах.
Положив очередной букет на могилу, молодой человек покачал головой.
- Ты этого от меня хотела, верно? Ты не хотела, чтобы я винил себя…ты хотела, чтобы я жил, как обычный нормальный школьник, чтобы я вырос и стал достойным человеком. Сегодня я спас твою дочь из-под колес поезда...почти как ты спасла меня тогда. Теперь мы в расчете, верно?.. – постояв с минуту у могилы и вознеся молитву, Алан развернулся и направился к выходу.
Молодая женщина на фотографии одобряюще улыбалась ему в след.

@темы: Алан, Флэшбэк, Эби

19:18 

Эби 52

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
(Еще один серьезный пропуск поста)

Эби вытерла руки о штанины и глянула на себя в мутное зеркало. Из зазеркалья на нее смотрела угрюмая бледная девушка, чьи глаза упрямо, хоть и чуть устало, поблескивали на осунувшемся лице.
- Эби, мне кажется, нам здесь не следует оставаться. Хотя уже поздно... Ты далеко отсюда живешь? - раздался сзади тихий голос Ясёны.
Да не сказать бы, что далеко...
Эби мысленно хмыкнула и неопределенно пожала плечами. Мысли плавно переключились на хозяина квартиры. Мэлвин Карра... он явно чего-то боялся...
- Ты думаешь, он опасен? Этот Мэлвин? - Спросила она, развернувшись к Ясёне. Та немного помолчала, обдумывая ответ.
- Я не знаю, чего от него ждать, - осторожно сказала цветочница. - Он меня напугал до чёртиков, а это, знаешь ли... как-то не способствует возникновению симпатии.
Старый Пиксель, больше похожий на жертву ядерного взрыва и последовавшей за ним лучевой болезни, потерся о ногу Ясёны, оставляя на штание добрую часть своей шерсти.
- На вид он вроде ничего... - задмчиво проговорила Эби, не решаясь высказать свои подозрения. В конце концов, в Дымовой Трубе было чего бояться, а этот Карра выглядел вполне себе приличным человеком...
Девушка бросила взгляд на несчастного кота, пригревшегося у ноги Ясёны - И питомец у него есть. Говорят, если человек любит животных, то он хороший.
Цветочница замолчала, обдумывая слова девочки. В повисшей тишине особенно громко раздалось жалобное урчание ее живота.
Эби тактично промолчала, хотя сама тут же подумала о том, что с за последние два дня она ела всего два раза, и то - печенье с чаем - совсем не подходящая еда для молодого растущего организма.
Ясёна поднялась и, толкнув дверь ванной, вышла в темневший проем.
Эби последний раз скользнула взглядом по комнате, по заляпанному зеркалу, разбитой ванне, полотенцам, похожим на половые тряпки, куче грязных вещей в корзине и выключила свет. Однако тут же замерла - что-то в ванной комнате привлекло ее внимание.
Ясёна уже вышла в комнату и, кажется, разговаривала с Эшби, кот просочился за ней.
Эби немного посомневалась, но все-таки щелкнула выключателем еще раз ипристально оглядела комнату.
Ванная, зеркало, полотенца... вроде ничего примечательного... Взгляд ее зацепился за корзину с грязным бельем - сверху в ней лежали чьи-то рабочие джинсы, из кармана которых торчал ламинированный уголок какой-то карточки - то ли визитки, то ли еще чего.
Отчего-то воровато оглядевшись, Эби тихо подошла и вытащила карточку из кармана - это оказалось удостоверение репортера, печатными буковками на нем было выведено имя и какой-то номер, а сверху была приклеена маленькая фотография.
Девушка пригляделась повнимательнее - темные, небрежно взлохмаченные волосы, чуть насмешливый взгляд темно-серых глаз, казалось, направленный прямо на тебя...
Эби ошарашенно выдохнула. Она определенно видела этого человека!
Но где? Как странно... неужели... тогда, во сне, когда я упала в обморок в кафе Мэл... тот странный мужчна, который так и не назвал свое имя?..
Эби вгляделась в мелкие буквы: Аль Каро.
По телу пробежали мурашки и девушка передернула плечами.
Вот дела... мне приснился мертвый журналист, которого я в жизни не видела... ведь он уже тогда был мертв, верно?..
- К черту! - тихо выдохнула Эби сквозь зубы и зачем-то запихала визитку в карман.
Резко хлопнув по выключателю рукой, Эби быстро нырнула в коридор, где застала всех явно обеспокоенными.
В груди прочно поселилось плохое предчувствие.
- Ну, что еще? - тихо спросила она, мрачно и как-то зло усмехнувшись.
А ведь казалось еще, что хуже быть не может...

И ТА-ДА!!! ЭТО КОНЕЦ!
ДА, ДА! ЭТО КОНЕЦ! И ПРОДОЛЖЕНИЯ ПОКА НЕТ (((((

@темы: эби

19:16 

Эби 51

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Лифт в этом доме-колодце напоминал конуру. Пока они поднимались вверх, Эби сдерживала жалобные вздохи и надеялась, что они не застрянут. Лифт не застрял - вместо него застрял алкаш Эшби. Костеря мысленно репортера и его объемный живот, явно пивного происхождения, девушка помогла подруге выпихнуть этот ходячий магнит для неудач наружу и очутилась на следующем витке испытаний: весь девятый этаж провонял отстойным запахом кислого пива.
- Алкаши. Никакого житья от них.
"Гадость какая... никогда больше пить не буду, честное слово!" - подумала она, вспомнив вдруг, что сама еще недавно одним усилием воли еле удерживала содержимое своего желудка внутри.
- Тс-с-с...Держите ухо востро.
- А что такое?
- Всякое бывает. Вдобавок тут сурово. Ведите себя тихо, девчонки... - Эшби напустил на себя загадочность, но Эби на это не купилась:
- Пить меньше надо.
"Кого учить взялся, как в Дымовой Трубе ходить!" - впрочем, девушка тут же себя обругала за чрезмерную гордыню и раздражение. Никак у нее не получалось нейтрально относиться к Эшби - слишком уж протестовало ее существо против его образа жизни.
- Сам знаю...
В прихожей витал какой-то животный запашок, но девушка никак не могла определить, чем же это пахнет. Прорентгенив взглядом уплывающую на кухню спину Эшби ("Опять, что ли, этот в поиске бутылки?"), Эби сделала несколько неуверенных шагов. Дверь за ней с едва слышным скрипом закрылась, но девушка не обратила на это никакого внимания. Что-то здесь было не так... что-то не так...
Она осторожно подошла к старенькой этажерке и тихонько поставила на нее рюкзак, не переставая принюхиваться и прислушиваться. Как-то здесь было... странно. Квартира выглядела явно необитаемой.
"Ну, ее хозяин мертв, как-никак!" - Эби горько улыбнулась. В Дымовой Трубе новые жизни заканчивались так же быстро, неуловимо-небрежно и трагично, как и начинались.
Несчастные женщины беременели, даже не зная, от кого, а затем убивали своих детей, потому что не могли их прокормить, а может, для того, чтобы те не успели хлебнуть горечи разочарований и разбитых надежд. Другие же, кому хватало духу или денег на то, чтобы хотя бы обеспечить раннее детство, бросали свою плоть от плоти и кровь от крови на холодных грязных улицах, предоставляя им таким образом маленький шанс на выживание.
Многочисленные преступные организации, которые давали этим несчастным кров и надежную опору, ощущение семьи - то, к чему те неосознанно тянулись, - позднее безжалостно бросали еще неоперившихся юнцов на смерть. А те из них, кто все-таки смог выжить, имели ли они теперь вообще право называться живыми? Очерствелые сердца, не знающие морали - только власть денег и порочных желаний, не знающие любви - только страсть и похоть, не знающие тепла и верящие только себе самим, да и то по праздникам... Или наоборот, растоптанные, разбитые и смешанные с грязью, глубоко несчастные и не верящие в светлое будущее, потому что всю жизнь видели только грязь и страдания.
Эби инстинктивно мотнула головой, прогоняя мрачные мысли. Всю свою сознательную жизнь она старалась не унывать и отгораживаться от всего этого, не давать себя растоптать, потому что твердо верила - будущее у нее есть.
Вздохнув, девушка еще раз втянула носом воздух, пробуя его на запах. Что-то определенно знакомое... запах... кошки?
Глаза Эби удивленно расширились. Откуда в пустующей квартире кошка? Эшби ничего такого не говорил... а может быть, она не совсем пуста?!
Девушка двинулась было на кухню, чтобы поделиться своими опасениями с Марком, как вдруг из ванной донесся испуганный вскрик Ясёны:
- Кто здесь?!

@темы: эби

19:14 

Эби 50

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Стремительно темнело, становилось холоднее. Эби поежилась и чуть ускорила шаг, обгоняя Марка и Ясёну, - ей не хотелось задерживаться здесь, не терпелось добраться до тепла.
Царило какое-то мрачно-настороженное молчание. Где-то вдали залаяли собаки, но вокруг было пустынно и тихо. Первым нарушил повисшее молчание Эшби, который уже некоторое время шел, изучая спину Эби. Она чувствовала его назойливый взгляд. Наконец, он решился задать вопрос, который давно уже вертелся у него в голове.
- Эй, детка, так ты, говоришь, в школе учишься? - Марк бросил на девушку прищуренный взгляд.
- Учусь. - раздраженно бросила Эби, не поворачиваясь.
- Да, и в каком же классе?- вкрадчиво поинтересовался он.
- Одинадцатом.
- А живешь где? - Вопрос Эби проигнорировала, и Марк покосился на девочку, а затем на Ясёну, но цветочница была погружена в какие-то свои мысли. - А родители не будут беспокоиться, что ты так поздно по Дымовой Трубе бродишь?
- Нет, - огрызнулась Эби, недобро сверкая глазами. - Я сама решаю, когда и где мне бродить.
- Ни за что не поверю! - Эшби хлопнул себя по коленям и тут же брезгливо отдернул руки от грязной ткани штанов.
Эби промолчала.
- Да ладно тебе, ребенок, не обижайся ты! - Примиряюще сказал он. - Сама так сама. Но это ж какие должны быть тогда родители...
Эби дернулась, как от пощёчины, и резко обернулась, да так, что репортер, следуя за ней шаг в шаг, чуть не упал, резко затормозив.
- Не смейте говорить ничего плохого о моем отце, ясно?! Вы не имеете права! Вы ничего не знаете, при этом смеете рассуждать о том, какие мои родители и какая моя семья!
u]- Эй, эй, эй! Детка, успокойся, успокойся! Ничего я такого не хотел сказать![/u] - резко пошел на попятную Эшби. - Я не имел ничего такого в виду! Наоборот, хотел сказать, что это, видимо, очень... ээээ... умные, интеллигентные... ээ... люди... раз сумели привить своему ребенку самостоятельность... ээ... да...
- А...- Эби отступила на шаг. - Извините... я неправильно поняла... - Девушка выглядела смущенной.
- Фух, ну ты и порох! Спокойнее надо быть, что ли! - выдохнул Марк. - Так что, с отцом живешь, что ли?
- Угум. - кивнула девушка, возобновляя шаг.
- А мамка что?
- Умерла.
Эшби сочувственно засопел, но натура журналиста все-таки взяла верх над тактом.
- Давно? От чего?
Ясёна негодующе раскрыла рот, но Эби не дала ей заговорить, ответив:
- Когда мне год был. Кажется, авария. Мой Старик не любит об этом говорить. Я даже не знаю, где ее могила. Мы туда не ходим.
Репортер еще немного посопел, но что-то ему не давало покоя в этой девочке.
- Так значит, на доходы отца живем? А кем он работает?
Эби подозрительно покосилась на Марка, но все-таки ответила:
- Он врач. - И отвернулась, показывая, что больше не хочет говорить о своей семье.
- Хмммм...- Марк пристально посмотрел вслед девушке, затем, задрав голову и устремив взгляд на тусклые искорки намечавшихся звездочек, задумчиво, с нескрываемой ностальгией в голосе, произнес: - ... Эх, молодежь... перекати-поле... хотя да, Каро был тоже из таких. Независимый. Когда он затевал какое-нибудь дело, вся редакция трещала по швам! А уж дамочки как на него вешались! Ходили по пятам - чисто кошки за валерьянкой... Молчу-молчу, не при детях сказано, - осекся Эшби, поймав грозный взгляд Ясены.
Эби, старавшаяся пропускать слова репортера мимо ушей, на этот раз призадумалась, и тут же, словно спохватившись, недовольно буркнула:
- Я не ребенок!
Мысли же увели ее далеко...
Что там, на квартире ныне покойного журналиста Каро, о котором так любит вспоминать этот придурковатый мужлан? Почему-то девушке казалось, что там она найдет что-то важное, что-то, что подскажет ей, как быть дальше, хотя до сегодняшнего вечера она даже не подозревала о существовании ни Эшби, ни Каро, ни тем более его квартиры, и уж точно не собиралась туда идти.
"Перекати-поле? Может и так...Интересно, что ждет меня впереди? Как дальше сложится моя жизнь? Может, когда-нибудь я и вправду уеду из этого Города, может быть, когда-нибудь я найду свое призвание и то, что мне дорого... может быть, я буду вспоминать прожитые годы и родной Город, и все плохое забудется, а останется только хорошее...может быть..."
Размышления ее прервал радостный окрик Эшби.
- О! Вот мы и пришли!

@темы: эби

19:12 

Эби 49

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Несколько минут все стояли и обвыкались в новом месте; наконец Ясёна спросила:
- У кого-нибудь есть фонарик?
Эби в темноте мотнула головой. Она никогда не брала с собой ничего такого - не было попросту необходимости.
Завозился Марк Эшби. Эби еще раз неприязненно глянула на него и отошла подальше, оглядываясь на канализационные коммуникации. Тесный коридор вел от колодца в неизвестную сторону. Оттуда веяло теплой вонью.
- У меня нет.
- М-да... Эби, ты наш личный спаситель. Я бы не додумалась сюда забраться!
- Единственное, что мне пришло в голову, - напряженно ответила Эби, продолжая оглядываться.
Только бы вывести их, только бы вывести... Она чувствовала, что способна это сделать. Глаза-щелочки Марка Эшби осветились включенной фотокамерой, и Эби сердито выдохнула, часто моргая глазами и пытаясь восстановить возможность видеть в темноте. Перед глазами сразу замелькали цветные точки.
- Вырубите эту штуку! Она будет только мешать.
Вот ведь идиот!.. Это клиника просто, клиника...
- Что будем делать? Может, поищем местечко поудобнее? Переждем там... - нерешительно спросил голос Ясёны. Пронзительный писк прозвучал, словно оригинальный саундтрек.
- Тут крысы бегают! - Эшби заозирался в попытке что-то разглядеть в кромешной тьме.
- А вы думали, что тут обитают пушистые белые кролики?
Фраза Эби насмешила, и ей стало немножко спокойней.
- Туше... Алисе нора досталась посимпатичней. Вот что, девчонки... прогуляюсь-ка я немного. Всё равно здесь больше нечем заняться.
- Марк, не глупите! Вы можете заблудиться. Кто нас здесь будет искать? - возразила Ясёна, и Эби мысленно кивнула. Не хватало еще потом носиться по канализации в поисках этого алкаша. С его удачей он явно влипнет в очередные неприятности...
- Поищу другой люк. Не один же он тут, - не сдавался Эшби. - Виноват перед вами, как ни крути. Так что мне и исправлять. Как говорил мой товарищ, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно...и так далее.
- Нельзя нам разделяться, - решительно вмешалась Эби. Она даже почти оценила готовность репортера искупить вину, но была слишком зла на него, чтобы простить и тем более позволить ему, чтобы он втянул их в очередные неприятности. - Давайте вместе поищем.
- Вот видишь? Ребёнок дело говорит.
"Самопожертвование? Искупление вины? - Эби кисло сжала губы. - От этого спившегося журналюги? Ага, как же...жди - не дождешься! Однако, как я наивна, оказывается..."
Тихо вздохнув, она обошла его и пошла вперед, чтобы не чувствовать тяжелого запаха, окутывавшего Эшби.
Девушка шла не слишком медленно, но и не слишком быстро, чтобы непривычные к темноте Ясёна и Марк не отставали.
- Что-то мы долго... о-о!..
За спиной гулко бултыхнулось. Эби мигом вернулась обратно - оказалось, что неудачник свалился в канализационный желоб.
- Это была ваша идея. - Ей было нисколечко его не жаль.
Муть поднялась со дна и смердела, как теперь смердел и сам Эшби.
- Сильно ушиблись, Марк? - участливо спросила Ясёна, однако при этом сохраняя дистанцию.
- Терпимо... Что за мерзкий день выдался? - Эшби ныл и опорожнял вонючее содержимое своей обуви. - Башка с утра, как паровой котел, в "GetTo" шишек нахватался, да еще и в дерьме всяком по уши тут...
- Если хотите знать, кого в этом винить, то зеркальце я с собой не захватила, - мстительно вставила Эби, сощурившись. Этот жалкий пьяница раздражал ее все сильнее. Усилием воли она заставила себя успокоиться и посмотреть на это с другой стороны.
"Его пожалеть надо, детка, посмотри, какой он жалкий! На обиженных богом не обижаются, так ведь говорят? Так что мы с тобой сейчас выдохнем и просто закроем на все глаза, просто успокоимся..."
- Он и правда такой хронический неудачник? - шепотом спросила она цветочницу, когда Эшби устремился вперед, хотя подтверждения, в общем-то, даже не требовалось.
- Думаю, он еще и хронический алкоголик. В клубе вчера виски хлестал, как минералку... - послышалось в ответ.
Спустя пять минут девушки услышали оживленное восклицание откуда-то впереди и поспешили на звук. В закругленном каменном мешке, где валялся всякий хлам, Эшби скрючился над бутылкой и приговаривал:
- Непочатая! Гляньте-ка... и тут, кажись, хомо сапиенсы обитают!
Эби снова начала тихо звереть, цветочница же осмотрела один из ближайших ящиков и присела.
- Марк, завязывайте со своим похмельным синдромом. Вы же не бомж какой-нибудь. - устало проговорила она, голос ее звучал слабо и тихо.
Заметив это, Эби мигом успокоилась и присела перед Ясёной на корточки, чтобы лучше видеть лицо.
- Яся, тебе нехорошо?
- Да, есть немного. Это от спертого воздуха... здесь тяжело дышится...
- Клаустрофобия? - Эби вопросительно глянула на цветочницу, но та качнула головой и слабо улыбнулась.
- Нет, просто надо бы на свежий воздух.
Марк тем временем продолжал изучать свои находки, то и дело радостно вскрикивая или отпуская различные комментарии, типа:
"Ого! Не хило, не хило..." или "А это что за дрянь?" и в том же духе. Но, конечно же, больше всего восхищенных возгласов приходилось на найденную бутылку.
- Я бы на вашем месте не стала бы пить эту гадость. - негромко сказала Эби, не сводя взгляда с Ясёны.
- Это почему же? - возразил фотограф, со звонким "чпоком" открывая бутылку и прикладываясь к горлышку.
Эби оставила вопрос без ответа, но взгляд ее был более чем красноречивый. Марк обеспокоенно глянул на бутылку и передумал ее смаковать. Эби вздохнула и уселась на ящик рядом с Ясёной.
- Ясь, потерпи немного, хорошо? Мы отсюда выйдем точно. Другое дело - как скоро. - тихонько проговорила она почти на ухо Ясёне и ободряюще тронула ее за плечо.
Затем, спустя несколько секунд, встала и в раздумье обошла помещение кругом. Мысли бились в черепной коробке, путались, смешивались, как разноцветные ленточки; на какой-то момент ей даже почудилось, что они переплетаются у нее перед глазами; когда же девушка обескураженно тряхнула головой, то обнаружила, что облокотилась на стенку. Слегка покачнувшись, она снова встала прямо. Наверное, сказывается напряжение всех этих дней... такое ведь уже было...
Эби вспомнилась кофейня Silence, милая Мэл Блэк (интересно, как она там?) и то, как она потеряла сознание и как перед глазами у нее тоже мелькало что-то подобное. Вспомнился ей и давнишний субъект, привидевшийся, пока она была в прострации.
- Странно все это... - пробормотала Эби и возобновила свое хождение.
Наконец, первым не выдержав повисшей тишины, голос подал Марк.
- Эй, так чего мы тут ждем?
Эби хмыкнула и развернулась к нему лицом, откидываясь спиной на влажную стенку. Смутно подумалось, что одежду после всего этого надо будет стирать несколько раз.
- Я думаю, как нам выбраться. Если пойдем обратно,- она неопределенно махнула рукой в сторону туннеля, - то там нас поджидают те милые ребята, которые почему-то так не любят фотографироваться.
- Значит, надо идти в другую. - просто сказала Ясёна, обхватив голову руками - похоже, ей действительно стало хуже.
Эби кивнула.
- Это точно. Проблема в том, что вместе мы идем очень медленно.
- И что же ты предлагаешь? - ворчливо отозвался Эшби, нежно прижимая к себе, как ребенка, найденную бутылку, с которой у него так и не хватило сил расстаться.
- Кто-то один должен сходить и отыскать люк, а потом вернуться. Ясёне нехорошо, значит... - Но тут, не дав ей договорить, вклинился Марк. Его испуганный голос взвился ввысь и прозвенел отчаянным эхом:
- Э?! Но... послушай-ка, ребенок... я хочу сказать, что... знаешь ли...
Эби недоуменно на него посмотрела, затем, проведя в уме нехитрые логические цепочки, почувствовала некое злорадство. У нее и в мыслях не было посылать Эшби, но раз он так подумал, то почему бы и не подшутить?
- Простите, сэр! - она подняла бровки домиком и изумленно захлопала ресницами. - Но вы же сами сначала говорили, что раз вы виноваты, то вы и должны искать другой люк! - и с каким-то мрачным удовлетворением пронаблюдала, как лицо репортера постепенно бледнеет, становясь пепельно-серым.
Эшби оглянулся, ища подмоги, но кроме устало-нейтрального взгляда Ясёны, ни на что не наткнулся.
- Э... ну... я... да, конечно! Разумеется, сделаю все, чтобы вывести вас отсюда, дамы!
Наблюдая за ним, Эби постоянно сдерживала себя, чтобы не расхохотаться, но тут уж дала себе волю. Звонкий захлебывающийся смех моментально заполнил пространство коммуникаций и разнесся эхом, отскакивающим от стен, как резиновый мячик. Было что-то в этом смехе истеричное, словно это была своеобразная разрядка от напряжения, сдерживающего девушку все это время.
Эшби непонимающе, скорее даже испуганно, смотрел на нее, явно подозревая, что девчушка просто тронулась умом от пережитого. Но Ясёна даже улыбнулась Эби. Впрочем, почти сразу улыбка сменилась обеспокоенностью.
- Эби, ты хочешь пойти сама?
Девочка, все еще похохатывая и смахивая слезу, кивнула.
- Да. Ну не Марка же вправду посылать. - Она лучезарно улыбнулась. - Извините, Марк. Нервы. Все - нервы.
Репортер неуверенно хмыкнул, не зная, то ли обижаться ему, то ли нет, а Эби тем временем продолжала:
- Яся, тебе лучше посидеть. Если пойдет Марк, то он наверняка утонет в следующем желобе, учитывая его везение. Если мы пойдем вместе, то ты останешься здесь одна, а этого допустить мы не можем. Поэтому, пойду я. Логично? К тому же, у меня отличная память и ориентирование в пространстве. Я хорошо вижу в темноте. А еще я маленькая, и мне легче всего спрятаться, если что. Ну как?
Ответом было тяжелое молчание.

Теперь, когда Эби шла, от ее бравады там не осталось и следа. Ее снедало беспокойство и чувство вины за то, что она оставила Ясёну и Эшби там, в темноте, одиноких и беззащитных. Да и себя она, по правде говоря, чувствовала не совсем уютно, хотя все-таки на порядок спокойнее, чем, наверное, ощущали себя оставленные ею взрослые спутники.
Наконец, поиски увенчались успехом - узкий коридор оканчивался ступенями вверх и массивной, но почти насквозь проржавевшей железной дверью. Похоже на нерабочий канализационный отстойник - здесь не так мерзко пахло. Эби навалилась на дверь, и та нехотя открылась. Она вышла в небольшое, слабо освещенное подвальное помещение, полное старых ржавых труб и всякого мусора, под потолком висели разбитые лампочки, но свет шел, конечно, не от них, а от маленьких окон-бойниц, расположенных у самого потолка.
Прямо по курсу были еще ступени и очередная дверь. Опасливо оглядывая крохотный подвальчик и убеждаясь, что никого тут нет, девушка спешно поднялась наверх, дернула ручку - дверь не открывалась, и не похоже было, что она закрыта снаружи, скорее, просто заело. Впрочем, это были уже мелочи. Главное, выяснить, где это.
Не без труда Эби залезла на какой-то древний агрегат, к которому было подсоединено несколько труб, и выглянула в окошко. Пейзаж за окном выглядел действительно уныло - заваленный двор, напротив - дома с выбитыми окнами, двери подъездов висели кое-где на одной петле, а у некоторых подъездов вообще дверей не было.
"Наверное, это где-то в районе Кладбища Домов", - подумала Эби. Место ее не шибко порадовало, хотя в Дымовой Трубе вообще мало что могло порадовать. Утешив себя этим, девушка слезла на пол и со всей скоростью припустила обратно.

Когда Эби начала приближаться к месту, где оставила Ясёну и Марка, она специально замедлила шаг и прислушалась, напрягшись, но тут же успокоилась - там звучали знакомые голоса, исполненные волнения. Она направилась к ним, специально громче топая, чтобы предупредить о своем приходе. Голоса стихли. Эби вывернула из-за угла и помахала рукой, улыбнувшись, а у самой отлегло от сердца: все были живы-здоровы, только как-то побледнели.
- Эй, это я! Как вы, ребята? Не сильно перепугались? Я нашла выход!
Ясёна вскочила и, подлетев к девушке, заключила ее в объятья. Эби обескураженно обняла ее в ответ, хотя сама сразу же подумала, что если бы ей пришлось сидеть и ждать, гадая, что случилось с другом, ушедшим в одиночку, то она бы и не так выражала свою радость.
Наконец Ясёна отпустила ее и, взяв за плечи, серьезно посмотрела девочке в глаза.
- Больше так никогда делать не будем. Мы чуть с ума не сошли здесь с Марком от беспокойства. Больше одна ты никуда не уйдешь, хорошо?
Эби оставалось только кивнуть. Обещать подобного она Ясёне не могла, но пока она с ними, то действительно больше ни шагу от них не ступит. Еще раз обняв Ясёну, на этот раз уже сама, и слушая, как у той колотится сердце, Эби подумала, что, может быть, в этот раз она действительно смогла отыскать настоящих друзей.
Наверное, они бы так долго стояли, если бы не хриплый оклик Эшби:
- Эй, так как там с выходом?

@темы: эби

19:03 

Эби 48

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Когда дверь распахнулась и в кафе ввалился первый участник конфликта, нараставшего на улице, Эби не успела сообразить, чем это грозит, но уже в следующую секунду в голове молнией сверкнула весьма определенная мысль, и девушка с максимальной скоростью кинулась к дальней стене. Видимо, Ясёну посетили схожие мысли, так как ринулась она одновременно с Эби. Однако бедняга Марк, бывший, откровенно говоря, совсем не в форме, даже не успел сообразить, что происходит, когда лысый мужичок повалился на него сверху, опрокинув стол и стоящую на ней кружку прямо на фотографа. Тихо поскуливая, последний выбрался из-под мебели, благо на него никто не обратил внимания, и присоединился к девушкам.
Эби недовольно скосила на него глаз - от Эшби несло алкоголем за версту, - но тут же перевела взгляд на двух громил (второй только что вошел в кафе), выясняющих отношения.
Прогремел первый выстрел, и девушка рефлекторно дернулась. Все инстинкты говорили: бежать, бежать, бежать!
Ей было в общем-то глубоко побоку, что там между этими бугаями случилось, главное теперь, чтобы их не заметили и не пристрелили ненароком... уйти по-тихому - и все...
Эби тихонько тронула Ясёну за рукав и, когда та обернулась, глазами указала ей на барную стойку, за которой виднелась кривенькая дверь - черный выход, выводящий на задний дворик. Цветочница кивнула, и девушки принялись тихонько прокрадываться к спасительному проему.
Но похоже, что кое-кто не разделял мнения девушки...
Впоследствии Эби тысячу раз успела обругать себя, что не уследила, не остановила Эшби.
Осоловелые глазки репортера вдруг загорелись каким-то фанатичным огнем. Не обращая внимания на отступающих спутниц, он пробормотал едва слышно что-то, подозрительно смахивающее на слово "Сенсация!", быстро (откуда только прыть взялась?) подскочил поближе к бандитам и неуловимым движением вынул из чехла камеру...
Эби обернулась, и внутри у нее все похолодело. Она хотела крикнуть, остановить опрометчивого репортера, но было уже поздно.
Ослепительная вспышка осветила убогое помещение кафе и фигуры двух внушительных мужчин, один из которых наставил на другого пистолет. На какую-то секунду в воздухе повисла тишина. Ослепленные вспышкой бандюганы ошеломленно хлопали глазами, а девушки замерли на полпути к выходу.
Первой сбросила с себя оцепенение Эби. Она молнией кинулась к Марку и, ухватив его за шиворот, потащила за собой.
- Быстрей, быстрей, быстрей! Уходим! - внутри у нее начала подниматься волна животного ужаса. Если до этого у них еще были шансы беспрепятственно и, главное, безболезненно скрыться, то после эскапады Марка Эшби эти шансы приравнивались к нулю.
Одновременно с ней к двери кинулась и Ясёна. Первой навалившись на хлипкую дверь, она буквально вылетела на задний дворик, а за ней последовала и Эби, которая отчетливо услышала за собой недоуменный, но быстро наполняющийся угрозой голос:
- Эй, браток, погоди-ка!..
Очутившись снаружи, беглецы спешно захлопнули дверь, и Эби привалилась к ней спиной, панически обводя взглядом огороженное забором пространство.
"Куда? Куда? Куда?!"
Сердце билось как сумасшедшее и буквально выскочило из груди, когда раздался сильный удар в дверь. Девушку мотнуло, но к двери тут же привалилась и Ясёна с Марком, который если и не понял, что натворил, то явно не горел желанием встретиться с громилами.
- Эй, чувак, ты чё сделал, а?! А ну-ка быстро открыли! Чувак, я тебе говорю!
Эби переглянулась с Ясёной. Дверь им явно не удержать дольше нескольких минут, даже если этот бугай просто попробует ее выломать, а уж если он вдруг вздумает стрелять... девушка не хотела об этом даже думать. Она снова оглядела дворик. Нужно было что-то, что заблокирует дверь хотя бы ненадолго, пока они не придумают, как отсюда убраться.
Сегодня с Ясёной они были на одной волне, поскольку та уже нашла решение - рядом со стеной стоял массивный мусорный бак.
- Марк, держите дверь! - коротко скомандовала она, и вместе с Эби они принялись тащить железный контейнер к двери, пока грузный репортер всем телом наваливался на дверь.
Наконец, дело было сделано. Но выхода не было все равно.
"Что делать, что делать, что делать?"
Эби закусила губу. Бежать было некуда. В дверь продолжали долбиться. Потерять свою жизнь из-за этого жалкого репортеришки? Ну уж нет! Отчаянный взгляд Эби упал на крышку канализационного люка, замеченного ею ранее.
- Эй, за мной! - крикнула она и побежала в дальний угол дворика. - Ясён, помоги мне! - выдохнула она, хватаясь за чугунный край крышки. Вместе девушки смогли ее откинуть, и теперь все трое беглецов уставились в круглый колодец, в котором плескалась непроглядная тьма.
- Ну, господа, полезайте. - Эби махнула рукой, нервно улыбнувшись. От нервного напряжения улыбка вышла похожа на звериный оскал.
Ясёна недоверчиво покосилась на Эби, но, наткнувшись на полный серьезной решимости взгляд, коротко кивнула и поспешно полезла вниз. Дверь, сдерживаемая мусорным контейнером, опасно задрожала, но пока держалась. Снизу послышался легкий стук Ясиных шагов по сырой земле.
- Теперь вы, Марк.
- Эй, детка, я же не подземная крыса! Этот лаз узковат, тебе не кажется? - воспротивился было он, но очередной могучий удар со стороны кафе послужил достаточно веским аргументом "за".
Кряхтя и пыхтя, репортер начала протискиваться в узкий люк. Эби стояла на стрёме, то и дело оглядываясь.
- Чёрт, я, кажется застрял! - послышался голос изнутри колодца.
Раздался выстрел - кто-то начал отстреливать дверные петли.
- Ну же, Марк, давайте, вы сможете! - раздался откуда-то снизу отчаянный голос Ясёны, затем вопль боли Эшби - похоже, та ухватила его за ноги и тащила вниз.
Раздались еще выстрелы, и Эби, больше не раздумывая, юркнула следом, захлопнув за собой люк. И как раз вовремя. В следующее мгновение раздался жуткий грохот, и дверь буквально вынесли.
- Эй, где они?! - на лужайке раздавались голоса переговаривающихся бандитов. Похоже, ради поимки Эшби и его фотокамеры они даже позабыли свои обиды.
Эби торопливо начала спускаться, но тут же уперлась в застрявшего Марка.
- Эй, спускайтесь!
- Не могу - послышался жалобный всхлип.
- Давайте, давайте! Спускайтесь! При всем моем уважении, если мы тут застрянем, а им вздумается заглянуть в люк, мы окажемся как на ладони! Так что давайте, шевелитесь!
- Марк, давайте, я вам помогу, ну же! - раздался голос Ясёны. - Эби, давай на счет "три"? Я тяну, а ты толкаешь, хорошо?
- Ничего хорошего! - буркнул репортер, но его уже никто не слушал.
- Раз... два... три! - девушки поднатужились, и наградой им послужил болезненный вскрик. В следующее мгновение Эшби мешком повалился на сырую землю канализационного колодца.
Эби обезьянкой спустилась по лестнице и бесшумно спрыгнула на пол. Все молча вслушивались в тишину, пытаясь услышать голоса с поверхности, но все было спокойно. Беглецы перевели дух и обеспокоенно огляделись, только Эби устало прислонилась к холодной стене.
- Эй, Эби, ты тут? - послышался дрожащий голос Ясёны, и девушка тут же почувствовала угрызения совести, ведь она-то прекрасно видела в темноте, а цветочница с репортером моргали, как слепые котята.
- Я здесь, у стены. - голос прозвучал на удивление хрипло, девушка закашлялась. - Все в порядке?
- Да вроде бы... мы же живы? - Цветочница слабо улыбнулась и огляделась вокруг.
- Что-то мне здесь не больно нравится... - послышался голос репортера, который уже тоже начал привыкать к темноте. Он с любопытством щупал кирпичную кладку стен и вглядывался во тьму.
Эби словно накрыло темной, заслоняющей рассудок волной дикой ярости и всепоглощающего гнева. Она сама не заметила, как оказалась перед Эшби и схватила его за грудки, выкрикивая ему в самое лицо:
- Вам?! Здесь!? Не?! Нравится?! Тогда позвольте спросить, по чьей глупости мы здесь оказались?! Вы что, не понимаете, где находитесь?! Это Дымовая Труба! Этим ребятам ничего не стоило нас пристрелить! Трупом больше - трупом меньше, их это не сильно заботит! Вы! Своей безалаберностью, глупостью и жадностью, жаждой как-то обогатиться, приподнести новую сенсацию чуть было нас не угробили!!! И кому в итоге кого пришлось спасать?! Вас, взрослого здоровенного мужика спасли две хрупкие девушки! И вы еще смеете вякать, что вам что-то не нравится?! - Эби, задыхаясь, простояла еще несколько секунд, затем с силой оттолкнула от себя ошеломленного репортера и, постепенно успокаиваясь, еще раз поглядела на своих спутников. Глаза ее странно и страшно поблескивали в непроглядной темноте, и было в этом что-то завораживающее. Эби встряхнулась, словно сгоняя наваждение, и уже спокойно, даже чуть виновато пробормотала:
- Извините. Нервы.
В повисшей тишине вдруг стали четко слышны громкие голоса наверху.
- Эй, Допсон, смотри-ка, тут люк! Как думаешь, могли они туда сунуться?
- Бутчер, ты что, совсем долбанулся?! Я в канализацию не сунусь, мне и тутошнего дерьма хватает...
- Но тот чувак с камерой на журналюгу похож!
- Нет, браток, ты как хочешь, а я туда ни ногой. Пошли отседа. Говорю тебе, они наверняка по дворам смылись, мы их еще догоним.
Шаги и голоса постепенно удалились, а беглецы смогли наконец спокойно вздохнуть.

@темы: эби

19:03 

Эби 47

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
После чересчур долгого сна глаза покалывало от дневного света. Эби брела по улицам Дымовой Трубы, куда глаза глядят и думала: "Вот и наступили праздники... Только где радость, которую я так ждала?"
Девушка остановилась, прищурилась, оглядывая улицу. Неказистые грязные домишки, снег имеет цвет от серого до черного, на улицах - мусор, вдоль дороги метрах в десяти от нее - разбитые фонари. Солнце было уже достаточно высоко.
"Интересно, сколько я проплутала?"
Эби еще раз осмотрелась. Похоже ее занесло на задний дворик кафе "GetTo". Вот что бывает, когда слишком погружаешься в безрадостные мысли. Неподалеку чернела круглая крышка канализационного люка.
-Хммм...
Она перелезла через забор и, выйдя на улицу, обошла здание кругом. Идти никуда не хотелось, и она впервые решила заглянуть внутрь кафе. К тому же, она почувствовала, что уже проголодалась. В дневное время наплыв агрессивных посетителей ослабевает, хотя двое здоровяков перед ходом уже вели бурный разговор.
Большое, скудно освещаемое помещение, пустовало. Большинство темных столов были не заняты. Эби осторожно вошла внутрь. Флегматичный бармен на несколько секунд скосил взгляд в ее сторону, но, видимо, не найдя в ее персоне ничего интересного, отвернулся.
Девушка пожала плечами и окинула взглядом кафе, но тут ее взгляд зацепился за пару посетителей - грузного мужчину, который выглядел либо как матерый наркоман, либо как матерый алкоголик, она явно никогда в жизни не видела, но вот его соседку... Эти фиалковые глаза было сложно спутать с чьими бы то ни было.
Эби удивленно остановилась, не веря своим глазам.
"Что она здесь делает?"
В ее сознании образ такой светлой и солнечной девушки, как Ясёна, ну никак не вязался с мрачными пейзажами Дымовой Трубы.
Тем временем фиалковые глаза изумленно расширились в ответ - цветочница разглядела девушку.
- Эби?! Ты? - недоверчиво спросила она.
- Ясёна? - Эби спешно пошла к их столику. - А ты что тут забыла? - она плюхнулась на стул рядом и схватила цветочницу за руку. Удивление плавно сменилось радостью.
- Могу задать точно такой же вопрос!
- А...ну... - Эби немного стушевалась, но быстро нашлась: - В школу проспала! Прогуливаю! - Она лучезарно улыбнулась, радуясь, что ей почти даже не пришлось соврать.
- Дети из Дымовой Трубы ходят в школу? Это что-то новенькое...- хохотнул сидящий рядом мужчина.
Эби неприязненно покосилась в его сторону.
- А вас вообще не спрашивают! - буркнула она. Она терпеть не могла пьяниц и курильщиков, а от неожиданного собеседника за версту разило и тем, и другим.
- Прогуливаешь школу, чтобы побродить по этому милому району?..- мужчина прищурился.
Эби глянула на мужчину, как на врага народа.
- Марк, оставьте девочку в покое. - Мягко сказала цветочница, укоризненно глядя на мужчину. Тот только крякнул, отхлебнув пива из грязноватой кружки.
- Ясь, ты его знаешь? - спросила Эби, брезгливо косясь на прихлебывающего пиво Марка.

@темы: Эби

19:02 

Эби 46

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Пробуждение пришло само собой. Эби с блаженством зевнула и потянулась, затем продрала глаза и уставилась в потолок, наслаждаясь этим кратким состоянием по утрам, когда ты уже проснулся, но в голове еще нет ни одной мысли, а только гулкая пустота.
Где-то в глубине подвала зашевелился Раф, шурша толстым одеялом. Еще минуту в помещении висела тишина, затем, охнув, Раф резко откинул одеяло и уставился на несработавший будильник.
- Механизм заело... Время - девятый час! Опаздываешь!
Вставать не хотелось совершенно. Девушка сонно проворчала:
- Еще пять минут, да-да...
Электромеханик вздохнул и молча заправил постель, а затем пошел ставить чайник на "кухне", дав девушке поваляться еще немного.
Казалось, что прошло не больше десяти минут, когда она окончательно проснулась. Раф тормошил ее, отчего лежанка мелко тряслась.
- Эй, Мышка!
- Да пошла эта школа... Всё равно уроков в последний день перед праздниками нет, а я и так проспала, - буркнула Эби, нехотя открывая глаза. Она совершенно не выспалась.
- Это ты верно сказала, проспала так проспала. Знаешь, сколько сейчас времени? Двенадцатый час дня. Я пытался тебя разбудить, но ты, как сурок в спячке...
Эби несколько секунд разглядывала рыжие вихры Рафаэля и удивленно выдохнула:
- Двенадцатый час? Не может быть!
- Может, еще как, - кивнул Раф и вернулся на кухню, пока растерянная девушка одевалась. Но вот она, чудом не запнувшись спросонья ни за один кабель, прошла в угол, именуемый "кухней" и плюхнулась на кривоногую табуретку. Раф поставил перед ней чашку горячего чая и тут же разбавил холодной водой.
- Помнишь еще! - приятно удивилась Эби.
- Конечно. - мужчина пожал плечами и налил себе горячего кофе. - Не так часто ко мне заходят хорошенькие девочки, так что не составляет никакого труда запомнить их вкусовые предпочтения. Зефирку будешь?
- Угум...- Эби взяла предложенное угощение, а сама виновато потупила взгляд. В словах Рафа ей почудился укор.
- Извини, с этого момента обещаю заходить почаще! Честное слово!
Рафаэль только махнул рукой и тут же стал серьезным, как будто кто-то разом стер радостно-легкомысленное выражение с его лица.
- Ты, помнится, хотела со мной поговорить?
Эби кивнула. Раф почти всегда знал, о чем она думает, ему можно было доверить любую тайну - такая неподкупная честность и искренность всегда сквозила в его взгляде.
Как он умудрялся жить в Дымовой Трубе и оставаться честным с самим собой и другими - загадка.
- Да... ты, конечно, знаешь, отца взяли. Они думают, что это он обглодал тот труп, который нашли на Sleeping-Pill, ты представляешь? Обглодал! Мой старик! - Эби нервно хохотнула и отхлебнула чая. Сейчас, когда она прокручивала в голове события прошлых дней, начала возвращаться та истерическая нервозность, она снова почувствовала себя мотыльком, безуспешно бьющимся в стекло и никак не могущего найти выход.
- Его, конечно, выпустят... А может и нет. Я подслушала разговоры двух полицейских. Следователь была вроде приятная женщина, она еще допускала его невиновность, а вот мужчина, который рядом с ней... он сказал, что старика все равно засадят, будь он хоть трижды слепой, хромой или увечный... Сейчас ведь не редкость, когда полиция фабрикует поддельные улики и сажает невиновных, чтобы повысить отчетность... - Эби мотнула головой и постучала пальцами по столешнице, Раф внимательно слушал и медленно пил свой кофе, размышляя над ее словами.
- В общем, мне кое-кто дал подсказку. - Эби едва заметно вздрогнула, вспомнив монаха и его голос во сне. - Он сказал о "зверях", которые ели тело... а если точнее:" Стояли звери около двери. Тело во тьме жадно ели. Кто их заслал - те их вернули. Скрылись бесшумно, констеблей надули..."
- Прям стих...- Раф тихонько хмыкнул, но сразу же снова стал серьезным.
- Я не знаю, что мне делать... Полиции ведь нельзя доверять?
- Именно так. - подтвердил Раф, поставив почти пустую уже кружку на стол. - И это тебе скажет любой, кто живет в Дымовой Трубе.
- Раф... - девушка склонила голову, и пряди волос заслонили ее лицо. - Я думала, ты можешь мне сказать, кому здесь могут принадлежать такие "звери", которые по приказу хозяина совершат такое.
-Ох-ох-ох-хо-хо...- Раф подошел и легко коснулся ее плеча. - Я, может быть, и знаю, но... если скажу тебе, ты ведь поломишься к ним, наверняка. Нет, мышка, с этими людьми тебе лучше не связываться и вообще не соваться никуда. А то, того гляди, одним трупом станет больше.
- Значит, нет? - Эби подняла голову и уставилась умоляющими серыми глазами на друга, но тот только качнул головой.
- Нет. Не смотри на меня так, o meu ratinho*, я не хочу видеть еще одного своего друга за решеткой или того еще хуже, в виде бездыханного тела. Может, я могу помочь чем-нибудь еще? Чем-нибудь другим?
Эби вздохнула и качнула было головой, как вдруг на ум ей пришел Алан Саммерс, который откуда-то знал ее отца. Немного посомневавшись, она все-таки выдавила.
- Ну... Знаешь... есть тут один человек... - девушка невольно вспомнила их последнюю прогулку и улыбнулась.
- О, вот как? - Раф хитро блеснул глазами - от него ничего не укрывалось.
- Ничего такого! - сразу же вскинулась Эби, услышав тон, которым это протянул механик. - Ничего такого! Просто он мне сильно помог за эти несколько дней... Я и раньше с ним знакома была и думала, что он обычный человек. Библиотекарем у нас в школе работает... и тут открылось как-то, что он знает обо мне больше, чем я предполагала...
- Интересная картина получается. - Серьезно кивнул Рафаэль. - Но будь все время на чеку. Особенно если встреченный человек знает о тебе слишком много. Я попытаюсь о нем разведать. Как, ты говоришь, его зовут?
- Алан Саммерс. - сказала девушка, а в душу уже вцепились зубками угрызения совести. Стоило ли выспрашивать у Рафа? Ей почему-то казалось, что своим недоверием она каким-то образом предает Алана.
"Ну, что сделано, то сделано."
Эби кинула смятенный взгляд на электронные часы.
- Мне пора... - ей вдруг отчаянно захотелось остаться наедине с собой. Она отправилась одеваться, а понятливый Раф тем временем подавал ей рюкзак, давая последние наставления:
- Ладно, ты смотри, держи нос по ветру, а хвост пистолетом. Про твоего Алана Саммерса разузнаю, что смогу.
- Ага, ага! - только кивала девушка, влезая в сапоги и надевая рюкзак. - Ладно, пока! - Она быстро чмокнула друга в щеку и умчалась.
- Заходи чаще! - крикнул он ей в след.
- Ага! - донесся до него перезвон ее полудетского голоска.
Механик постоял еще несколько секунд, глядя на удаляющуюся фигурку, затем вернулся к себе, захлопнув тяжеленную дверь.

@темы: эби

19:01 

Эби 45

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Раф жил неподалеку от бункера и тоже был отщепенцем особого сорта, что сближало его с Эби. То помещение, которое он занимал, находилось в древнем трехэтажном доме, годившемся только для сноса. Все стекла в квартирах были выбиты, по комнатам гулял промозглый ветер и крошил остатки штукатурки, но в подвале жить еще было можно. Тем более, что у Рафа были золотые руки - весь примитивный комфорт он обустроил себе сам.
Эби вплотную подошла к тяжелой металлической двери, которую явно снесли из какого-то благополучного гнездышка. Стало теплее, но она все равно подышала на ладошки, стараясь их согреть. Свет слабо просачивался через еле заметную щель у пола, обозначая разность габаритов проема и неродной двери. Справа находился звонок, смастеренный Рафом лично. Девушка не преминула нажать на кнопку. Самого звука она не услышала - изоляция была хорошая, но внутри, похоже, все было прекрасно слышно - через несколько секунд раздался лязг и на пороге возник сонный, встопорщенный Рафаэль. Он несколько недоуменно воззрился на девушку, некоторое время молча разглядывая ее, затем протянул неуверенное:
- Ээээ? Эби? А ты что тут делаешь?
- Ну, к тебе пришла. Пусти заночевать, а? - лучезарно улыбнулась девушка.
- Ну... входи. - мужчина озадаченно поглядел на Эби, изобразив приглашающий жест. - Ну, только у меня... это... не прибрано.
- Что я, бардака не видела? - Эби пожала плечами и прошла внутрь.
Беспорядок, что уж говорить, имелся - повсюду тянулись какие-то кабели, провода, валялись различные схемы, инструменты и предметы непонятного назначения. Девушка покачала головой - как только Раф разбирался во всем этом?
У дальней стены на небольшом подиуме лежал толстый матрас, справа находилась небольшая кухонка, около кровати - настоящее чудо для неизбалованной комфортом Эби - стоял телевизор! Впрочем, еще чудеснее была другая находка, за которую зацепился взгляд девушки - на рабочем столе Рафаэля стоял компьютер!
- Откуда? - удивленно выдохнула она, стягивая шапку и пуховик.
- Сам собрал! - хмыкнул Раф - Дурное дело не хитрое! - однако видно было, что ему льстит восхищение Эби.
- А он работает? - спросила девушка, бросая одежду на какой-то диванчик, при этом не отводя взгляда от машины.
- Обижаешь! Конечно работает!- возмутился Раф. - Что, включить?
- Да не, не надо. - Эби помотала головой и обернулась к другу. Только сейчас она заметила, что, видимо, разбудила его - в одних штанах да в домашних тапочках, сонный, лохматый и встопорщенный, с нечесаными кудрями, он даже не возмутился, когда она так бесцеремонно ввалилась к нему. Эби стало стыдно.
- Раф, ты извини, что так внезапно, просто я в Утопии сначала была, а потом на Фабрике промерзла и...
Мужчина предостарегающе поднял руку.
- Хватит. Ничего страшного, я тебя ни в чем не обвиняю. Даже наоборот, я рад тебя видеть, так как виделись с тобой мы последний раз уже не помню когда.
Эби шмыгнула носом, в глазах у нее защипало. Ей было очень стыдно, а теперь она еще и почувствовала вину за то, что раньше никак не находила времени зайти просто так, в гости.
- Эх ты, мышка... - вздохнул электромеханик и потрепал ее по голове. - Пошли, что ли, спать. А поговорим завтра, лады? - предложил он, заметив невысказанный вопрос в глазах Эби.
- Хорошо - послушно кивнула она. Только сейчас девушка начала замечать, как она устала.
- Ты на кровать ложись, а я себе раскладушку поставлю. Иди, иди, ложись, тебе во сколько вставать завтра? Тебе ведь в школу, да?
- Угум. - Сонно кивнула Эби, устраиваясь поудобнее на матрасе, который Раф гордо именовал "кроватью". - В семь. Где-то так... последний день - и каникулы...
Рафаэль что-то ответил, но девушка его уже не слышала. Она спала.

@темы: эби

18:56 

Эби 44

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Эби смотрела вслед уносящемуся черному вихрю, чей оглушающий рык постепенно стихал. Внезапно ее пронзила прелюбопытная мысль - ее "похитители", сами о том не догадываясь, только оказали ей услугу! От старой фабрики к жилищу Рафаэля, куда она направлялась, было гораздо ближе, чем от Утопии, да что там! Рукой подать!
- Как раз сейчас можно улизнуть... - пробормотала Эби под нос, оглядываясь, и тут же заметила, что по направлению к ней идет дававший старт Окорок. Поняв, что Эби его заметила, мужчина приветливо махнул рукой и подошел ближе.
- Ну как?
- Что как? - не поняла Эби.
- Ну, общие впечатления. Ты здесь впервые, как я понимаю. Что, увлекаешься байками?
- А! Не-не-не-не! - она отчаянно замахала руками. - я здесь просто по случаю! А впечатления...- девушка посмотрела в сторону дороги, по которой укатили гонщики - Впечатляет. Я бы даже сказала, ужасает.
- А то! - Окорок гордо улыбнулся. - Значит, не увлекаемся, тэк-с? А что же тогда ты делаешь с Мороком и компанией?
- Эээ... ну... мы... встретились случайно. - Эби выдавила улыбку и развела руками - А потом они меня привезли сюда... без спросу. Я, в общем-то, шла в другое место.
Рыжебородый хлопнул себя ладонями по бедрам и расхохотался.
- Как это на них похоже! Ребята в своем репертуаре.
- Впрочем, от сюда мне даже ближе...-тихонько пробормотала Эби.
- А?
- Нет, ничего. Гадаю, скоро ли приедут? А то холодно. - девушка поежилась.
- Скоро, скоро. Тут лихие собрались, мигом примчатся. А пока, может, чаю будешь? У меня термос есть. Настоящий байкерский чай! - Окорок хитро подмигнул девушке. Эби удивленно посмотрела на него и, помедлив, кивнула.
Мужчина сдернул со спины рюкзак, который она раньше как-то не заметила, и достал из него небольшой термос из нержавейки. В одно мгновение крышка была снята и под ней заплескался горячий черный чай.
- На.
- Угум... спасибо. - Эби осторожно взяла "стакан" озябшими руками и чуть пригубила. Чай оказался даже слишком горячим.
Какое-то время они молчали.
- Эм... а почему вы не поехали?
Окорок только махнул рукой.
- Не такой уж я хороший гонщик, так... серединка на половинку. К тому же пару лет назад повредил колено... поэтому и Окорок... да и вообще, кто-то же должен давать старт! - Окорок снова подмигнул и расхохотался. Смех у него был необычайно гулкий и резкий, но почему-то очень заразный. Эби тоже улыбнулась.
- О, гляди! Едут! - он приставил ладонь козырьком и вгляделся в темноту, Эби последовала его примеру.
И правда, вдалеке показались многочисленные светлые огоньки фар, некоторые, казалось, горели ярче других.
Постепенно послышался нарастающий гул моторов, скоро можно было различить силуэты - впереди всей колонны нос к носу ехало двое, еще один чуть отставал, остальная масса - за ними. Лиц девушка разглядеть не смогла. Какая-то минута - и шум стал настолько оглушающим, что Эби пришлось закрыть себе уши.
До финиша оставалось совсем чуть-чуть и тут один молодой гонщик, решив вырваться вперед, дал газу...
Эби не успела отследить, что произошло - один момент, визг тормозов, прорезавшийся даже сквозь звуковой фон рычащих моторов, затем удар, искры и быстро расплывающееся по белому снегу алое пятно. Почему-то его девушка видела особенно четко.
В следующий момент на площадку влетели остальные гонщики.
Дальше началась суета, к перевернувшемуся байку подбежали люди, начали вытаскивать парня, которого, похоже, придавило... Кто-то хлопнул ее по плечу, от чего Эби подпрыгнула чуть ли не на метр. Она резко обернулась, сзади стоял Монгол и неодобрительно качал головой.
- Байку звездец. Парень - полный придурок.
Эби перевела взгляд с Монгола на несчастного, которого уже успели вытащить из под мотоцикла. Казалось, на пострадавшем нет живого места. Эби судорожно вспомнила прозвище своего похитителя.
- М-монгол... у тебя телефон есть?
Байкер косо глянул на нее.
- Ну, есть.
- Дай... позвонить... пожалуйста.
Парень только хмыкнул и полез в карман.
- На, звони. - и ухмыльнулся - Вернуть не забудь!
Эби вяло огрызнулась и отошла подальше, где было не так шумно, трясущимися пальцами набрала номер, известный каждому с начальной школы, послышался голос дежурного.
- Алло, скорая? Тут на старой фабрике мотоциклист разбился... я не знаю, крови много... да, на здании старой обувной фабрики... поскорее приезжайте.
Положив трубку, Эби быстро вернулась на место, но в огромной толпе байкеров Монгола не увидела, зато заметив мелькнувшую рыжую бороду, нырнула под чью-то руку и подбежала к Окороку.
- Можешь Монголу отдать? Я позвонить брала...
Повернув голову, Эби вдруг заметила того самого разбившегося парня - его усадили на ступеньки у барака и уже кто-то успел перебинтовать ему голову. Молодой байкер оперся спиной на стену, видно было, что стоять он сейчас точно не сможет, но на лице его была написана улыбка, он смеялся, хотя и кривясь от боли - видимо, сломал себе ребро-другое.
Эби удивленно глянула на Окорока:
- Эй, а этот... он что? Уже в порядке?
Мужчина махнул рукой.
- Да, чего ему будет? Легко отделался, считай, в рубашке родился. Дома пару дней отлежится и опять наверняка в строй вернется.
- А в больницу что, не пойдет?
Рыжебородый байкер недовольно поморщился.
- Мы стараемся со скорой не связываться, если травмы не сильные.
Эби натянуто улыбнулась.
"Похоже, местных ребят ждет неприятный сюрприз.. ой-ой... надо бы сваливать потихонечку...
- Ну... ладно... спасибо за вечер, полный впечатлений! Передадите и им? Ну... ребятам. - Улыбнувшись, Эби махнула рукой и юркнула в толпу, не слыша удивленного оклика Окорока. Она и так уже задержалась.
Тихонько прокравшись ко входу в старое здание, Эби приоткрыла тяжелую дверь, которой полагалось бы, по идее, быть на замке и вскользнула внутрь. Внутри старой фабрики еще сохранились ржавые жуткие остовы станков и механизмов, давно не работающие, тяжелые, в темноте они смотрелись таинственными чудовищами.
Девушка постояла несколько секунд, давая глазам привыкнуть и перенастроиться для "ночного видения". Постепенно темнота расслаивалась - появлялись тени, светлые пятна, глухая гамма ночных красок. Где-то в глубине здания ей послышались голоса - это было не эхо звуков, долетающих снаружи. Впрочем, кто бы здесь не обретался, это было не ее дело. Здесь всегда кто-то был и Эби не хотела бы с ними встречаться. Бесшумно проскользнув через корпус здания, она заметила старую железную дверь запасного выхода.
Голоса были где-то неподалеку.
Эби тихо-тихо и очень медленно открыла дверь и так же медленно начала ее закрывать... противная железяка все-таки издала протяжный стон, который разнесся по пустому зданию, обладающему, оказывается, потрясающей акустикой...
Голоса стихли.
Эби чертыхнулась, и, уже не заботясь о том, чтобы проскользнуть тихо, бросила дверь, которая тут же с голодным лязгом захлопнулась за спиной, и бросилась на свободу. Если преследователи какие-то и были, то Эби их не слышала - так стучала кровь в висках. За какие-то секунды она пробежала по протоптанной дорожке значительное расстояние через пустырь и дальше пошла спокойным шагом. Похоже, никто ее ловить и не собирался.

@темы: эби

18:54 

Эби 43

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Сверкающие улицы Утопии давно остались далеко позади, казалось, за какие-то секунды промелькнули мимо неказистые дома жителей Дымовой Трубы, и вот уже трое байкеров со своей ношей выехали за пределы города.
Эби все больше и больше убеждалась в своих дурных предчувствиях и изо всех сил старалась не поддаться панике.
"А ведь выглядели совсем не плохими ребятами! Что им от меня надо? Куда они меня везут? Что вообще происходит? Черт меня побрал пойти через парк этой ночью!"
Эби была испугана и необычайно зла - на себя, на байкеров-похитителей, на весь мир! На больше всего, конечно, на себя. А заснеженная дорога все уносилась вдаль, перед глазами мелькали однообразные белые пустыри с черными пятнами кустов или одинокими метелками деревьев. Девушке стало совсем тоскливо, вдобавок она успела уже замерзнуть, перекинутая через круп железного коня без всякого движения, да еще и под порывами встречного ледяного ветра.
"И как этим не холодно?" - Она злобно глянула на своих похитителей.
Между тем на горизонте показался какой-то темный объект, который медленно и верно приближался, уже скоро можно было рассмотреть, что это было старое заброшенное здание.
У девушки все похолодело внутри.
"Старая обувная фабрика! На кой черт они меня сюда притащили?!"
Каждому, наверное, даже любому беззубому младенцу было известно, что корпус обувной фабрики - точка сбора всякой преступной шушеры, здесь творило свои темные делишки не одно поколение бандитов и наркоторговцев. Некоторые отчаянные неформалы, бывало, тоже тусовались на Фабрике, однако это были либо отчаянные самоубийцы, либо люди уж совсем без царя в голове.
Между тем они въехали на задний двор, где, к удивлению Эби, помимо них разъезжало кругами с десяток байкеров и столько же стояло, переговаривалось или хохотало. Кто-то пил, кто-то ел, кто-то спорил, рычали моторы и отчаянно взвывали тормоза. Все эти шумы складывались в один монотонный гул, который эхом разносился по зданию фабрики.
Девушка слабо удивилась - как она могла не услышать такой шум ранее, на подъезде? Такой шум утаить попросту невозможно.
Тройка байкеров затормозила. Увидав их, к ним тут же подбежал такой же волосатый мужик в косухе и радостно поприветствовал их.
- Эхей, ребята! Рад вас видеть! Уж думал вы не приедете!
- Э, Окорок, ну ты хватил! Как можно! Мы - да не приедем! - отозвался пузатый бородач.
Он только кивнул, оглядывая их, и тут же зацепился взглядом за Эби, барахтавшуюся в попытке слезть с мотоцикла.
- А это кто с вами? Монгол, это твоё?
Узкоглазый байкер задорно рассмеялся, подталкивая девушку с байка, отчего она резко соскользнула и плюхнулась в сугроб.
- А! Это наш трофей! Три одиноких волка наткнулись в лесу на одинокую Красную Шапочку! Разве можно было устоять от соблазна? - парень хитро подмигнул Эби, отчего она злобно на него зыркнула, а остальные мужчины расхохотались.
Девушка встала и, гневно фыркая, отряхнула пуховик и штаны, затем снова воззрилась на своих похитителей.
- Ну и что мы тут делаем?
Монгол хмыкнул и мотнул головой в сторону разъезжающих байкеров.
- Я же говорю, расслабься! Мы приехали как раз за несколько минут до начала самых крутых гонок Города N!
- Это точно! - кивнул подошедший к ним мужчина. - Тут не только все наши собрались, даже кое-кто из иногородних ребят прикатил. Сегодня ночью будет жарко! - сказал он и раскатисто расхохотался, остальные его поддержали.
Эби затравленно озиралась.
- Но... но мне ведь надо к другу...
- Да ладно! - хлопнул ее по плечу подошедший Бородач, одновременно вытаскивая из-за пояса флягу и отхлебывая большой глоток. - Ты, кажись, сама говорила, что он не знает, что ты придешь? А раз не знает, то и торопиться некуда, верно?
Сраженная наповал его логикой, девушка лишь обескураженно покачала головой.
- Так что, лапа, не нервничай, а лучше-ка посмотри, как мы разобьем в пух и прах Святых Грешнкиков! - он еще раз похлопал ее по плечу и, заметив в толпе знакомого, направился к нему.
- Святые Грешники?
- Да, одна банда, лихие парни. Наши постоянные соперники, но уж в этот раз мы их сделаем! - Пробормотал сквозь зубы Монгол, выглядывая в толпе бородача.
Издалека кто-то помахал рукой, раздались крики.
- Хей, по коням! Начинается!
Толпа забурлила. Байкеры, среди которых Эби теперь разглядела и девушек, вскакивали на свои мотоциклы, газовали и включались в рычащий черный водоворот. Кто-то прихватил ее за руку:
- Эй, а ты стой где-нибудь с краю! Не вздумай выбегать на дорогу, ясно тебе?
Эби только кивнула и поскорее отошла в сторонку - дабы ее ненароком не задавили. Между тем, все присутствующие, за исключением нескольких наблюдателей, выстроились в ряд и теперь ожидали команды "Старт" - ее давал как раз тот парень, который первым подошел ним, когда они только приехали.
"Кажется, Окорок? Что за странное прозвище!" - Эби хмыкнула и поежилась. На пустыре было явно холоднее, чем в городе.
Вот, наконец, рыжебородый Окорок махнул какой-то тряпкой и округа огласилась многоголосым воем нескольких десятков байков.
Гонки стартовали.

@темы: эби

18:53 

Эби 42

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
- Не бойся, считай, что мы – Святая Троица, как в книжке, - подмигнул младший из байкеров. В его раскосых глазах блеснула насмешка.
Толстый бородатый дядька тем временем окинул ее взглядом и ухмыльнулся.
- Смелая?
Эби почуяла неладное - уж что-то больно усмешка у него была хитрая.
Мужчины переглянулись, и в следующий момент земля неожиданно ушла у девушки из-под ног. На несколько мгновений она зависла в воздухе, а затем под ней оказался черный блестящий корпус мотоцикла. Эби испуганно пискнула, не успев еще сориентироваться в пространстве и ничего не понимая. Где-то рядом громыхнул хохот байкеров, тут же взревел мотор и вот уже перед глазами девушки замелькал обледенелый асфальт, поребрики, мелкие камушки...
Эби шокированно отпрянула, взвизгнула, однако толком это ничего не дало, только байкер, который ее схватил, раздраженно прикрикнул:
- Да не ерзай! Еще не дай бог, свалишься!
Девушка, сперва не на шутку испугавшись, постепенно начинала мыслить трезво. Первым порывом Эби было завопить на всю улицу, она спешно мотнула головой, оглядываясь, однако увидев ехидные рожи едущих рядом байкеров, передумала, сделав сразу несколько выводов:
первое - вреда ей никто причинять не собирался, только напугать,
второе - если она сейчас завизжит, то доставит этим троим несравненное удовольствие.
"Ну уж нет! Фигушки! И пострашнее вещи видывали!" - где-то внутри внезапно проснулся азарт и злое упрямство. Девушка ухмыльнулась и снова поерзала на мотоцикле, устраиваясь удобнее. Ехать, перекинутой через круп железного коня, как какой-то тюк или мешок было не слишком удобно.
Зимний ветер бил в лицо, глаза слезились, приходилось щуриться. Благо, что одежда была очень теплая и не продувалась... однако страха Эби больше почти не испытывала и с любопытством глядела на дорогу и проносящиеся мимо картины.
Правда, чем дальше они ехали, тем больше отдалялись от Парка. Девушка, начав нервничать, обеспокоенно заерзала. Лицо щипало от холодного ветра.
- Эй, куда мы едем?
Ее не удостоили ответом.
- Куда вы меня везете, эй! Я вас спрашиваю! Куда вы меня везете?! - в ее голосе прорезались истеричные нотки.
- Да расслабься, крошка, будет весело! - ухмыльнулся парень, через чей байк она была перекинута.
Эби, замерев, беспомощно смотрела, как мимо проносятся белые вспышки фонарей. Ее вез незнамо кто незнамо куда, и она ничего не могла сделать - на такой скорости любая попытка вырваться грозила если не летальным исходом, то тяжелыми увечьями.
Впервые с того момента, как арестовали ее отца, ей стало по-настоящему страшно.
А яркие огни Утопии все таяли и таяли вдали...

@темы: эби

18:51 

Эби 41

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
Парк Билзбосс освещался ночью, ибо находился он в самом дорогом и ухоженном районе Города N. Впрочем, аккуратные фонари, аккуратно натыканные вдоль аккуратных аллей, аккуратно расчищенных от снега, придавали ночному парку отнюдь не аккуратный вид. Яркий синевато-белый свет отбрасывал тени тем чернее и страшнее, чем ярче светил фонарь. Голые ветки деревьев скрипели и трещали под порывами северного ветра, наполняя ночную тьму жуткими стонами и хрипами неведомых чудищ. А эти длинные, зловещие черные тени, тянущиеся к вам со всех сторон? А эти когтистые тощие конечности, которые так и норовят ухватить нечаянного прохожего за капюшон?
Колючие высокие кусты, посаженные вдоль аллей - вы слышите, как они шуршат? Вы слышите, как некто, замысливший недоброе, крадется за ними, выискивая подходящий момент, чтобы...!

Эбигейл Арманда Каччия, ученица 11 класса общеобразовательной школы города N, неполных 18 лет от роду, а точнее, добрых семнадцати с половиной, неспешно шла по аллее, наслаждаясь зимним воздухом. Видимо, все-таки существуют люди, которых в детстве родители не предупредили, что гулять по парку зимней ночью может быть опасно.
Стоны в темноте? Увольте. Разве ж это темнота? Да и то, это всего лишь ветер. Зловещие тени и цепкие лапы? Просто веточки. Шуршат кусты? Ну шуршат, мало ли... ой!..
Да не, просто ветром капюшон сдуло. А вы что подумали?
Как бы то ни было, Эби шла по парку в гордом одиночестве, никуда не спеша. Нельзя сказать, чтобы она ничего не боялась, однако на нее сегодня снизошло некое спокойствие, ощущение, определенно восхитительное - осознание того, что все будет хорошо. И, если логически помыслить, то что ей может угрожать? Чудищ никаких тут быть не может. Наркоманы, маньяки-педофилы? В парке, зимой, в минус 30? Не смешите.
Эби неспеша прогуливалась, вслушиваясь в тишину, нарушаемую лишь скрипом ее сапог и воем ветра в вершинах деревьев. Домой по-прежнему совсем не хотелось. Не хотелось ночевать одной в холодной, непрогретой толком комнате, зная, что Старик сейчас в изоляторе, а не просто напросто делает очередной обход. Не хотелось. А еще не хотелось справлять Новый год в одиночку. Эби не тешила себя иллюзиями, что полиция перед праздниками внезапно отпустит отца, вдруг подобрев. Слишком уж серьезное преступление ему навязали. Значит, Новый год ей предстояло провести одной. Попроситься к школьным друзьям? Не сказать, чтоб ей были интересны эти развеселые пьянки-гулянки с непомерным количеством алкоголя и полным отсутствием тормозов. Разве что попроситься к Рафу... точно!
Эби даже подпрыгнула, обрадовавшись восхитительной идее. У Рафа она не была лет тысячу, если не больше, а старый друг, и по совместительству известный электромеханик в Дымовой Трубе, наверняка будет рад ее видеть. И уж точно не откажет в просьбе переночевать разок-другой у него.
Эби шла, едва поглядывая по сторонам, погруженная в свои мысли, поэтому она даже немного удивилась, когда в следующий момент ноги вынесли ее к центральной аллее. Вдвое шире, чем та, по которой шла девушка, эта аллея разделяла парк на две равные части. Открытое пространство освещалось такими же фонарями, как и в любой другой части парка, однако плафонов на них было не по два, а по четыре. Главная аллея упиралась под углом в 90 градусов в оживленную улицу, завершаясь резными высокими воротами, которые, впрочем, были всегда распахнуты. За ними сверкали яркими огнями элитные многоэтажки Утопии.
Эби окинула задумчивым взглядом аллею, собираясь идти дальше, даже сделала несколько шагов вперед, когда вдруг зацепилась взглядом за что-то. Приглядевшись, девушка нервно переступила с ноги на ногу.
"Ну не... вы серьезно, что ли?"
Метрах в пяти от нее, у разбитого светофора стояло три мотоцикла. На двух из них восседали устрашающего вида парни в косухах ( "И как им не холодно?" - смутно подумалось Эби), хозяина третьего "железного скакуна" пока не было видно.
В следующий миг произошло сразу несколько событий: один из байкеров, а это, судя по всему, были именно они, повернул голову и столкнулся взглядом с девушкой, несколько секунд они молча разглядывали друг друга. Затем в ее сторону повернул голову и второй. Тут же затрещали кусты, насаженные вдоль аллеи, и из темноты на тротуар вылез крупный мужчина, с точки зрения Эби, ему скорее больше подошло бы определение "дядька", массивного телосложения и со знатной такой бородищей.
- Ну, я все - раздался хриплый бас. - Что, погнали дальше? Эй, вы чего? - мужчина покрутил головой, выискивая глазами то, что заинтересовало его спутников.
Эби сделала осторожный шаг назад, не сводя глаз с трех крупных мужчин. Происходящее ей очень не нравилось.
"Это ж надо, а? Ну какого фига им понадобилось в парке, ночью?"
Байкер, стоящий ближе всего к ней, предостерегающе махнул рукой и окликнул ее:
- Эй, там!
Эби сделала еще один шаг назад, готовая в любую минуту сорваться с места и бежать, хотя шансов против мотоциклов, если эти трое вдруг решат за ней погнаться, у нее все равно нет...
- Нет, ну девушка, это прям даже обидно! - прозвучал в тишине его голос.
- Простите?
- Вы так пятитесь, будто мы сейчас на вас всем скопом набросимся, честное слово. Мы вам ничего ведь не сделали! Такое отношение расстраивает.
- Извините... - ошарашенно прошептала девушка и, замерев, присмотрелась к странной компании. Говоривший с ней байкер выглядел лет на 20-25, он был самый молодой среди присутствующих, второй выглядел постарше, а "дядька", вышедший из кустов вообще выглядел настолько неопрятно, что Эби никак не могла вынести свой вердикт. Она колебалась, однако дала бы ему не меньше 40.
- Просто...- девушка нерешительно сделала несколько шагов вперед, - предосторожность. Трое взрослых мужчин ночью в парке и одна хрупкая девушка... мало ли.
Бородач, вышедший из кустов, громко хмыкнул, подойдя к своему мотоциклу, достал из кармана плоскую фляжку и, отвинтив крышечку, немного отхлебнул. Крякнул. Утер рукой усы и косо глянул на Эби.
- Мало ли...- передразнил он девушку. - А вот что "одна хрупкая девушка" делает ночью в парке?
Осознав, что нападать на нее никто вроде не собирается, Эби осмелела и успокоилась.
- А вот не ваше дело. В гости иду, к другу. - резко бросила она, неприязненно смотря на бородача.
- На месте друга я б не давал вам ходить ночью одной. - Подал голос молчавший до этого байкер.
- А... ну... он просто не знает, что я к нему иду. - немного смущенно улыбнулась Эби. Раф ведь и правда не знал, что сегодня она зайдет к нему в гости. И даже не подозревал, что сегодня она ночует у него.

@темы: эби

18:46 

Эби 40

Спок был Спокоен и всегда молчал, как будто нимой...
(Пропущены посты от Алана, вставлю в уже готовые посты позднее)

Распрощавшись с Аланом на остановке, Эби присела на хлипкую лавочку в ожидании автобуса. Последние дни словно были созданы для того, чтобы все поставить с ног на голову - арест отца, почти несколько приступов недуга, название которого она уже успела снова забыть, а ведь они случаются, слава богу, нечасто! Затем Новые знакомства... призрак монаха... девушка вздрогнула и, вспомнив давнишние слова странного старика, тихо произнесла вслух:
- Стояли звери около двери! Тело во тьме жадно ели! Кто их заслал - те их вернули! Скрылись бесшумно, констеблей надули!..
Эби понятия не имела, что теперь делать. Ни малейшего. Она не могла заявиться в полицию и узнать, как там дела... да и звонить на сотовый следователю было той еще глупостью...
"Ничего. Мы продержимся. Еще неделю. Ну, чуть больше. Еще десять дней - и Старика отпустят. А потом я расскажу ему, и он что-нибудь придумает. Ничего. Все будет хорошо. Или все-таки стоит что-нибудь предпринять?.. Бррр! Хватит! Стоп! уже голова кругом от всего этого идет..."
Девушка тяжело вздохнула и задрала голову, изучая небо. Сегодня оно было темно-синим, с неким фиолетовым оттенком. Мутно-черничное, из-за света уличных фонарей оно приобретало некий белесый оттенок.
"Наверное, за городом оно глубокое-глубокое... как бездна... и в нем так и хочется утонуть..." - Эби вдохнула зимний воздух всей грудью и откинулась головой на плексигласовую стенку остановки. Мысли ее в который раз, совершив резкий поворот, устремились вперед. На этот раз она задумалась о библиотекаре. Алан Саммерс ей нравился, он всегда много знал, безупречно ориентировался в книжном океане и обладал превосходным чутьем. Он всегда знал, какая книга ей нужна, и дал немало советов "напочитать". Они часто виделись в библиотеке, порой разговаривали, обсуждая прочитанное, а иногда разговаривали на темы, которые затрагивал тот или иной труд. Это были приятные и поучительные беседы. Но не более того.
Сегодня же...
"Мир явно сошел с ума." - окончательно уверилась Эби, добавляя события нынешнего дня в свой маленький списочек доказательств безумия мира.
Начать с того, что он взял ее к себе. Ведь он не обязан был этого делать, она бы смогла переночевать у Ясёны... это ведь не его дело, верно? А теперь, к тому же, они "потерялись"...
Девушка огорченно вздохнула. Она не представляла, как теперь найти новых знакомых, а ребята ей понравились и разойтись так вот, даже не попрощавшись и толком не узнав друг друга, не хотелось.
"Да... дела. И еще одна странность - откуда мистер Саммерс... Алан... откуда он так много знает про меня? Навряд ли он, конечно, скажет... как я поняла, он и со Стариком знаком... Если он простой библиотекарь... а какой? золотой что ли? Но в любом случае, он хороший человек. Это видно сразу - по глазам. И улыбка у него теплая... добрая такая... так, что-то не в ту степь вас, девушка, понесло... а родители у него забавные. Но он пошел явно не в мать! - девушка весело хмыкнула, дивясь своим мыслям, и потянулась. Автобуса не предвиделось. Но и домой не хотелось.
"Пожалуй, прогуляюсь" , - решила Эби и неспешно направилась прочь от остановки.

@темы: Эби

Ода холодному городу

главная